Перейти к содержимому

Боец Ромашка

Темные
  • Публикации

    63
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    9

Боец Ромашка стал победителем дня 22 ноября

Боец Ромашка имел наиболее популярный контент!

4 подписчика

О Боец Ромашка

  • День рождения 04.05.1976

Информация

  • Пол
    Женщина
  • Город
    Москва

Посетители профиля

260 просмотров профиля
  1. Девочка с Джекхаммером

    ТАНЦУЮЩАЯ ВО ТЬМЕ Ничем не примечательное двухэтажное строение выступает из кустов постепенно, словно подкрадывается. Я внимательно осматриваю его – на фоне ярких, точно фломастером нарисованных, деревьев, это неожиданно акварель. Серое с синим… нет, с черным. И люди здесь такие же. Расплывчатые, странные пятна. Как дождевые облака. Никогда раньше я не бывала в этой части Зоны, и мне хотелось бы рассмотреть здание поближе, но Айс не идет к этим людям, а осторожно кивнув, проходит мимо и тащит за собой меня. Я чуть голову не сворачиваю, оглядываясь… и, словно услышав, люди в серо-черном беззвучно отделяются от здания и идут за нами. - Что им надо-то? – хмурится Айс. – Ладно, у них вроде к таким, как мы, нейтралитет… «Таким, как мы?» - хочу спросить я, но мысли путаются, и язык повинуется лишь отчасти. Наружу выходит: - М-мы? - Ага, - обращаясь ко мне, он начинает говорить нарочито медленно и отчетливо, как с ребенком. Меня это сердит и в то же время пугает: неужели он не понимает, что я такая же, как и раньше? Или я и вправду превратилась во что-то другое? Я снова оборачиваюсь – люди в сером идут за нами, след в след. Айс останавливается. - Здравствуйте, - впервые за все время подает голос тот, что впереди, видимо, главный. – Пойдемте вместе? – и добавляет после короткой паузы: - Ведь вы же… на Янтарь? Айс пожимает плечами и продолжает идти вперед. Я иду за его спиной, стараясь держаться все время на одном расстоянии. Полтора метра. Откуда я это знаю? Шаг за шагом, шаг за шагом, мы все дальше и дальше углубляемся в чащу. Айс идет вполне уверенно, изредка останавливается, прикидывает что-то, и продолжает движение. Проходит десять минут, пятнадцать. На Янтарь, сказал он. На Янтарь… Я шевелю губами, проговаривая вкусное, звучное слово, и вдруг ясно представляю себе дощатую дверь на фоне грязно-желтой стены… Мы были там. Были, и не раз. Еще до ТОГО, КАК… Но ведь Янтарь не в ту сторону! Я осторожно пытаюсь рассмотреть лицо Айса, но он невозмутимо идет вперед. И тут я понимаю, что он знает, где Янтарь. И ведет людей в сером – но не в ту сторону, а по какому-то странному кругу. Я не делюсь этими мыслями, а просто, рассудив, что, вероятно, так надо, - молча иду за ним. Дойдя до какого-то оврага, Айс останавливается. - Вам вон туда сейчас, - он взмахивает рукой через овраг. – А мы по своим делам пойдем. Серые люди кивают и двигаются в направлении, которое задал мой вожак. Только когда они скрываются из виду, я тихо уточняю: - Янтарь разве там? Айс смотрит на меня удивленно и даже как-то радостно. - Ты помнишь? - Янтарь, - повторяю я. – Его там нет… - Точно, нет, - в голосе Айса слышится усмешка. – Вот пусть и походят, поищут. Это ж надо, так Зону не знать… - Ты нарочно? – изумляюсь я. Он только фыркает. Мы выходим на дорогу и потихоньку идем, прислушиваясь. Впереди трещат сучья, и навстречу нам вываливается массивная, мощная фигура, оплетенная щитками, трубами, проводками. Богатырь? Или Терминатор? Пока я, раскрыв рот, любуюсь сказочным персонажем, Айс подходит к нему. - Ишь ты, какой… первый раз так близко вижу. Раньше бы убежал… а теперь вон что. - Кол-ба-са! – отчетливо произносит богатырь и поднимает руку. Теперь я вижу: в руке у него пластмассовое ведерко, в котором лежит кусок колбасы. Он гордо демонстрирует его мне. Или угощает? - Какой классный! – не выдерживаю я. – Тебя угостили колбасой? - Кол-ба-сааа! – расплывается он от гордости. Но я уже не вижу его грузных, угловатых очертаний. Я вижу отважного бойца в самой крепкой броне, какую только можно придумать. Я вижу стремительность движения – в пространстве и времени… и еще одного… нет, двоих. Хотя больше все-таки одного. - Странник… - срывается у меня с губ. Огромная фигура содрогается, как будто это слово ему знакомо. Но все, что ему удается, - это протянуть мне ведерко. - Кол…ба…са? - Спасибо, - улыбаюсь я. – Оставь себе. - Ладно, пойдем, пойдем, - Айс тащит меня за рукав. – Опять что-то выдумала, какой еще Странник? Никогда не знаешь, что тебе в голову взбредет… Он говорит еще и еще, половина слов пролетает мимо, но из другой половины ясно следует одно: я определенно не молодец. Впрочем, я не особо и возражаю – к его ворчанию я давно привыкла. Еще тогда, когда мы ходили на Янтарь… Вот только что мы там делали? Вдруг Айс резко останавливается и показывает вверх. - Смотри, как красиво… Я послушно задираю голову. На фоне желто-зеленых ярких красок белыми искорками светится текучее, мягкое… Айс подпрыгивает и захватывает рукой целую горсть. - Ну-ка, помоги… он оплетает ствол винтовки блестящими ленточками. Я завязываю ее концы сначала на бантик, потом, под возмущенные возгласы Айса, на двойной узел. И мы идем дальше. Уже возле Бара я вижу красивую красную штучку, которая лежит на автомобильных покрышках. Я знаю, откуда она взялась. Совсем недавно воздух на этом месте кружился и менял свое направление, разбегались отсюда все живые существа… как от тех огоньков и искр, что мы видели недавно. И вот когда все это прошло, неведомый кровоток вынес на поверхность вот эту алую каплю. Я не трогаю ее, она остается лежать там, где была. Снова знакомая лестница. Мы идем наверх. Не успеваем войти, как меня перехватывает Стана. - Смотри, что я тебе нашла! – она протягивает мне небольшую круглую подушечку в виде кошачьей головы. – Помнишь, ты просила котика? Я улыбаюсь и вдруг вспоминаю нашу первую встречу, когда мы группой новичков шли из деревни вольных к бару и нарвались на отряд военных. И громкий шепот: «Беги за мной, прямо в лес, и ложись, прячься…» Теперь я знаю – это была она. - Котик твой, я не прошу за него награды, - говорит Стана. – Но если вдруг ты увидишь где-то Кристалл… - Кристалл! – восклицаю я, обрадованная тем, что могу тоже сделать для нее что-нибудь. – Есть! Близко! Я заглядываю в Бар, чтобы захватить с собой за Кристаллом Айса. В Баре слышатся возмущенные возгласы и стоны. Я подхожу поближе. - Сволочи вы, Темные… - ноет паренек в одежде вольных. – Чтоб вам военные век прохода не давали… - Больно нужен нам ихний проход, - невозмутимо отвечает Айс. – А тебе наука: не за все хвататься надо, что тебе суют. Подумать тоже не мешает… хоть иногда. Парень морщится, держась за руку. И я больше угадываю, чем вижу, расходящиеся от нее горячие волны боли. Его рука обожжена. - Нет, ну ты прикинь, - обращается Айс к Стане, уже сбегая по лестнице. – говорит: «Можно посмотреть?» Я, конечно, даю… А если он без перчаток, то кто ему доктор? Жгучий пух просто так хватать… Он подносит цевье винтовки к лицу Станы, и та невольно делает шаг в сторону. - Вот видишь, ты знаешь, - хвалит Стану Айс. – А этих еще учить и учить… Мы выходим из Бара и без труда находим место, где лежит Кристалл. Уже разворачиваемся, чтобы уходить… - Что здесь происходит?! Камуфляж. Много. Разноцветные пятна. Остановились. Смотрят на нас с Айсом, не отрываясь. Что мы им сделали? Стана и Сварог, не сговариваясь, встают между нами и неведомо откуда взявшейся группой, перекрывая им обзор. - Они с нами! – громко и строго говорит Стана. – Идите, идите, вы ничего не видели… Не будете же в вольных стрелять… - Пошли! – шипит Айс, и мы быстро отходим обратно к Бару. - Что это было? За что они нас?.. – допытываюсь я. Но он хмурится и не отвечает. А Стана, проходя мимо, тихонько пожимает мне руку. *** Мы стоим в ярко освещенном помещении. Вокруг довольно много народу. Некоторые откровенно глазеют на нас, некоторые просто слушают. Люди в синих комбинезонах, в черном, в камуфляже… - И вот, понимаете, профессор, пошел я за грибами, - с воодушевлением повествует Айс, - и тут мне на удочку намоталась какая-то хрень! Под общий смех он снимает с плеча винтовку со жгучим мхом и кладет ее на стойку. Человек, которого он назвал профессором, слегка вздрагивает и, не сводя с винтовки глаз, берет наощупь с полки перчатки. - Действительно, какая интересная… удочка… - Профессор убийственно серьезен. – А вы что-то помните? Вы же выполняли наше задание! Антенна! Помните? - Антенна?.. – задумывается Айс. - А вот у меня еще тут спиннинг неплохой! – влезает в разговор человек в камуфляже, показывая длинную узкую винтовку с деревянным прикладом. Новый взрыв хохота. - Тогда, может, хоть вы мне подскажете, - как ни в чем не бывало спрашивает Айс. – Эту удочку, ее как лучше забрасывать? С плеча, от плеча… или по классике? Свои слова он сопровождает демонстрацией «закидывания удочки», и успокаивается только тогда, когда Профессор достает откуда-то пачку бумажек. - Вот, возьмите, - он кладет их на прилавок. – Это вам за труды… Айс, продолжая изображать идиота, вертит бумажки в руках, нюхает, пробует на зуб. Я беру одну и начинаю складывать самолетик. - Эй, любезный, вы бы их убрали лучше! – волнуется Профессор. – Может, пригодятся еще? - А если они такие годные, то почему так мало? – заявляет Айс. – Мы тут чуть жизни не лишились, пока ваше задание выполняли… Профессор вздыхает и добавляет на стол еще три бумажки. - И все-таки… - недоумевает Айс уже в дверях. – Что бы такое поймать на эту удочку? Неужели… грибы? Хотя нет… грибов я и так нашел… Мы выходим наружу. Уже темно, моросит дождь. Пройдя несколько шагов, останавливаемя. - Нет, но… УДОЧКА?! – только и успеваю спросить я, когда нас накрывает сумасшедший хохот. Мы ржем как кони, стоя прямо посреди дороги, с включенными фонариками, так что нас видно метров на триста. Мы идем дальше на подкашивающихся ногах, визжим и хрюкаем от смеха, снова и снова вспоминая лицо профессора и его охраны. Удочка??? Грибы??? Айс резко останавливается и смотрит на меня. Потом снимает с плеча АКСУ и протягивает мне. - На. А то задолбался уже таскать. Вижу – вспомнила… Я бережно принимаю у него из рук автомат и лезу в подсумок за магазином. - Погоди! – Айс отбирает магазин и примыкает его сам. – Вот. А то опять потеряешь, ищи потом, свищи… Мороки-то с вами, отмычками… Ну что, денег срубили… айда в Бар?
  2. Днюха у Симбы

    Симба, золотой ты человек! Повелитель ПДА и властелин выбросов! У нас офигенная игра. Во многом - благодаря тебе. С днем рождения!
  3. Днюха у Легенды Зоны-Картографа

    Одна из самых любимых мной Легенд. Одно из самых сильных потрясений на первой игре - первая встреча с тобой. Фантастический отыгрыш, работоспособность, идеи. И всегда за любую движуху. Спасибо тебе. С тобой невероятно интересно играть.
  4. Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    *деликатно покашливает, напоминая о себе :)
  5. Девочка с Джекхаммером

    ОГОНЬКИ И КОТИКИ Раннее-раннее утро. Зима. Снег под валеночками поскрипывает глухо – значит, плохо лепится. Мне года три или четыре. На мне черная кроличья шубка, обмотанная сверху пуховым платком, шапка, варежки. Я еле иду в этом большом теплом коконе, но бабушка сильно тянет меня за руку – упаси бог опоздать на автобус, следующий только через три часа. - Бааааб, ну чего ты так быыыыстро… - ною я. – Ну баааа… Темная фигура впереди меня оборачивается. - Да что ты заладила? – голос очень знакомый, родной, но совсем-совсем не бабушкин. – Какая я тебе нафиг бабушка? Топай давай! Я пытаюсь повертеть головой, осмотреться в непривычно большом и незнакомом мире. Зима и звездное небо куда-то пропадают, на лице я ощущаю дождик. Мы в каком-то месте, похожем на лес? Он странный, как на картинах импрессионистов. Диковинные желто-зеленые деревья прорисованы словно небрежными, расплывчатыми мазками, они постоянно меняют форму и очертания, как и золотистая трава под ними. То ли сон наркомана, то ли мультфильм Диснея. Впереди на дороге – веселые мелькающие огоньки. Как новогодняя гирлянда. Я выдергиваю руку из руки того, кто меня ведет, и хочу подбежать посмотреть, но ноги слушаются плохо, я чуть не падаю. - Куда, куда?! – кричит все тот же голос. – Стой, не лезь куда не надо! - Там красиво… - пытаюсь объяснить я. Мне столько всего хочется сказать, расспросить, вспомнить… но язык, как и все тело, неповоротлив, не слушается, слова еле выползают. Тот, кто идет со мной, подлетает, хватает меня за плечо и с силой дергает на себя, оттаскивая от огоньков. Потом сам медленно подходит к огонькам, протягивает вперед руку. Его фигура видится мне нагромождением темных штрихов посреди буйства красок, что царит вокруг, - и все же она мне очень знакома. - Я… то…же… - с трудом выталкиваю я из себя слова. Но он продолжает крепко держать меня за своей спиной, на расстоянии. Касается огоньков – и я больше чувствую, чем вижу, что он улыбается и недоверчиво покачивает головой. Постепенно его хватка на моем плече ослабляется, он поворачивается ко мне: - Иди, можно. Конечно, можно, мне не нужно было касаться огоньков, чтобы проверять! Я со всей доступной мне поспешностью бросаюсь вперед и протягиваю руки. Огоньки приятно теплые, можно даже руку внутрь засунуть, чем я и занимаюсь следующие несколько минут. Хожу между ярких всполохов, зигзагами, стараясь не наступить – а вдруг им будет больно? Они всегда были тут? Почему я раньше не знала, какие они замечательные? - Ладно, наигралась и хватит! – его голос снова становится строгим. – Нам в Бар надо, не отставай! И, видимо для того, чтобы уж точно не отстала, мой спутник снова крепко берет меня за запястье. Что это за место такое – Бар? Зачем нам туда? Обдумывая, как бы половчее все это спросить, я смотрю на маячащую впереди меня черную массу. На ней выделяется продолговатый предмет, который я тоже не прикасаясь сразу определяю как металл и дерево. Похожая штука висит у моего «ангела-хранителя» на груди, и он странно придерживает его одной рукой, где сейчас все внимание сосредоточено на указательном пальце, но он никуда не указывает, а лежит рядышком с небольшой металлической скобой. И скоба эта – тоже сейчас главная. Это что, тоже такой указательный палец? Я дергаю вожака за рукав. Он останавливается, поворачивается ко мне. - Это такой палец? – я пытаюсь коснуться металлической скобки, но мой спутник не дает мне это сделать, дергается в сторону. - Не трогай! Ты что! Нельзя! – Он грозит мне указательным пальцем. - Палец… и тут палец… - показываю я на его руку и на железяку у него на груди. Потом сцепляю свои собственные указательные пальцы друг с другом: - Мирись-мирись-мирись… Темная фигура тяжело вздыхает и рукой в тяжелой армированной перчатке неловко гладит меня по голове. - Ты ангел? – спрашиваю я. - К сожалению, нет! – отзывается он. – А хотелось бы. Потому что сейчас с тобой управляться – это ж ангельское терпение нужно… Эй, эй, даже думать забудь! – прикрикивает «ангел», видя, что я тянусь к металлической и деревянной штуке у него за спиной. – Тебе сейчас калаш дать – все равно что дитю малому. И себя покалечишь, и других. Нельзя тебе пока. И вообще – кучу времени уже потеряли тут с тобой! Давай, вперед! *** Мы в месте, которое называют Баром. Тут мелкая россыпь импрессионистских мазков сменяется буйным многоголосием Босха – но и это место по-своему прекрасно. Много движения, все о чем-то говорят, все чего-то хотят, чего-то ждут… - но большинство фигур видится мне тоже нагромождением штриховки, но не отчетливой темной, как у «ангела», который стоит сейчас у стойки, а светлой и невнятной, как будто штрихи растерли пальцем. Одно из таких пятен садится напротив меня. - Ты помнишь меня? А что с тобой случилось? - Ты кто? – я силюсь что-то угадать, но образ ускальзывает. А голос – голос знаком. - Я Стана! Мы общались до того, как… - она умолкает, как будто не хочет говорить о чем-то плохом. - С…тана? – повторяю я. - Да! – она радуется как ребенок. - А я кто? - Ты не помнишь? – кажется, ее огорчил мой вопрос. – Ты Ромашка. – Что произошло с вами? Помнишь что-нибудь? - Ромашка… Небо… - я показываю вверх, жестикулирую, пытаясь передать всю красоту, что открылась мне. Но как объяснить, когда речь не поспевает за мыслями? – Красиво было… К-к-рррасное! - Ты увидела красное небо? – она берет меня за руки. - Да, да! – улыбаюсь я. – И другое – тоже… Я вижу! Здесь везде… красиво… хорошо…. Путанные, нечеткие очертания не дают мне рассмотреть ее лицо, но я знаю, что она улыбается. - Даже немного завидую. Тебе хорошо теперь? Плохие сны не снятся? Я качаю головой. Она оборачивается к стойке: - И Айс рядом… - Айс! – почти выкрикиваю я. Конечно, я вспомнила, как его зовут! – «Ангел» у стойки резко оборачивается, делает шаг ко мне, потом видит, что ничего не случилось, и возвращается туда, где стоял. - Да, это Айс с тобой, - подтверждает Стана. – Он был с тобой, когда небо было красным? - Да! – киваю я. – Хороший! Сказал… в баре сосиски… но не ушел… - Сосиски? – смеется Стана. – Ну, если не пошел сосиски есть, а остался с тобой под Выбросом, - значит и правда хороший… Вблизи вырастает еще одна заштрихованная фигура. - Это Сварог, - указывает на него Стана. – Тоже не помнишь? Я не помню, но угадываю, что это не враг. Но и красивого неба он тоже не видел. Оттого и прорисован расплывчато, неумело. Как фон. В отличие от четкого, контрастного силуэта «ангела» по имени Айс. - Говорят, квадрат бы один проверить… - обращается Сварог к Стане. – Да побыстрее… - Мы были там! – перебиваю я. – Недалеко! Знаю! Там огонечки по земле бегают, красивые! Можно играть… - Огонечки, говоришь? – настораживается Сварог. – И они тебе ничего не делают? - Тёплые! Красивые! – радуюсь я приятным воспоминаниям. - А нас туда отвести сможешь? – Сварог наклоняется вплотную ко мне и говорит медленно, как с ребенком. – Чтобы нас огонечки не тронули? - Нам нельзя с ними играть, - растолковывает Стана. – Очень горячо! - Тёплые… - недоумеваю я. Разве можно бояться такой красоты? - Что у вас тут? – подходит Айс. – ЗдорОво, Сварог! Вот… до Бара добрались… - Проведете вот сюда? – Сварог тыкает пальцем в карту на ПДА. – С нас пиво! Айс смотрит на меня. - Не устала? Пойдешь? Конечно, пойду! *** Мы шагаем по разбитой тропинке вчетвером: Стана, Сварог, Айс и я. Ноги слушаются все еще плоховато, но я рвусь вперед как могу: Мне самой не терпится исследовать этот новый красочный мир, где я еще не до конца разобралась, что к чему. А посмотреть тут есть на что. Диковинные деревья тянут к небу свои прямые, как стрелы, фосфорно-белые стволы. Листва на них сияет чистым золотом. Здесь всегда было так красиво? Или я просто этого не замечала? - Ты сейчас что-то видишь? – спрашивает меня Стана. - Красиво!.. – пытаюсь объяснить я. – Золото… и свет… - Здорово, наверное! – улыбается она. – И тебе не больно? – ее лицо становится озабоченным. – Глаза… не болят? Я прикасаюсь к глазам и чувствую, что их что-то закрывает. Странно, а как же я тогда вижу? - Эй, не трогай повязку! – прикрикивает Айс. – У тебя там… в общем, не надо снимать! - Я… вижу… - высказываю я как могу свое удивление. Темный силуэт впереди чуть притормаживает, пропуская Сварога вперед, ждет, пока я поравняюсь с ним, и хлопает меня по плечу. - Конечно… видишь… Знать бы еще, что… Вдруг идущий впереди Сварог резко тормозит и отбегает назад. - «Электра»! Я присматриваюсь – действительно, по дороге бегают искорки. Зачем же их бояться? Я беру Стану за руку и делаю шаг вперед. Стана немного медлит в нерешительности, но потом все же следует за мной, внимательно глядя на ПДА. Мы медленно проходим по искоркам, в самую их середину. Края блестящего «озерца» поднимаются, вспыхивают вокруг нас светло-голубым частоколом. Стана вздрагивает и хватает меня за предплечье, но ничего плохого не происходит. Я же говорила! Я радостно хлопаю в ладоши и подпрыгиваю. Айс делает шаг в пляшущие молнии, но и ему они ничуть не вредят. Идущий поодаль Сварог пытается последовать за Айсом, но тут же отскакивает, потирая колено: искорки укусили его. Как же так? Я перевожу Стану на другую сторону, возвращаюсь за хмурым Сварогом. Он неохотно приближается к краю «Электры» в третий раз… и ничего не происходит. Все так же, как и было, молнии взмывают ввысь, но уже ничем ему не вредят. - А вот это уже интересно… - качает он головой. – Айс, а ты так не можешь! Айс пожимает плечами. - Айс хороший! – вступаюсь я. - Хороший, хороший, кто спорит-то… - ворчит Сварог, и мы двигаемся дальше. Вот и то самое место. Несколько пустых деревянных строений рядом друг с другом. Мы тихонько начинаем их обходить. Айс заходит внутрь, а мы со Сварогом и Станой идем вдоль стены. - Сзади! – вдруг резко выкрикивает Сварог. Мы оглядываемся, а он отпрыгивает, вставая за меня. Примерно метрах в трех на желтой листве сидит удивительное существо. Длинные гибкие конечности, на которых, наверное, очень удобно бегать и прыгать. Смешные полоски с красненькими вкраплениями на спине. И милая мордочка с круглыми глазками и хоботком. Что это за чудо? - Привет! – машу я ему. – Ты так здорово прыгаешь! Ты зайчик? Зверек тихо поскуливает. Стана быстро выглядывает из-за моей спины сует мне в руку конфету. Я беру ее и делаю шаг, потом другой, по направлению к «зайчику». - Ты хороший! – говорю я, и тут меня накрывает, как тяжелой морской волной. Я больше не вижу смешное прыгающее существо. Я вижу человека в тельняшке. Он пришел в Зону давно, очень давно. Искал… что же он искал? Богатства? Приключений? Славы? А нашел – вот этот леденец в моей руке. - Ты меня понимаешь? – потрясенно говорю я… или просто думаю? Существо припадает к земле. Словно и правда слышит. Словно мне удалось достучаться до того человека в тельняшке… очень глубоко в прошлом. За моей спиной тяжелое частое дыхание сталкеров. Они напуганы. - Вот, возьми, - я протягиваю вперед руку с конфетой. – Возьми, скушай. И не ешь здесь больше ничего. Иди… Иди… Дрожащие темные лапки складываются в пригоршню и тянутся ко мне. Я делаю еще шаг и опускаю конфету на ладонь, когда-то бывшую человеческой. Легко касаюсь головы зверя. Он вдруг издает звук, похожий на мурлыканье, и трется о мою руку. - Котики! – вскрикиваю я, внезапно вспомнив. - Кто здесь?! – выламывается из дверного проема высоченная фигура Айса. Фантастическое существо взвизгивает и в два прыжка скрывается в чаще. - Что ты наделал! – сетую я. – Напугал зайчика! Нет, котика… А я так люблю котиков… - Это снорк! Снорк, а не котик! – терпеливо объясняет Стана. - А мне нравятся котики! – упрямлюсь я. – Вот бы мне одного… хоть какого-нибудь… - Ладно, нам пора! – прерывает нас Сварог. – Спасибо, что проводили. Увидимся в баре! - Котики… - ною я, пока Айс снова не берет меня за руку и не собирается уходить. Но на прощанье Стана все же успевает шепнуть: - Я обязательно найду тебе котика. Вот увидишь!
  6. Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    Ну, я ориентировалась на то, что ты не играл, а только фоткал. Снимки ачешуенные!
  7. Отзывы по игре 6-8 октября 2017

    Мы просто ползли потом на четвереньках всю обратную дорогу . Жаль, на видео никто не снимал.
  8. Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    Вот да! Очень эпик было.
  9. Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    Ну как минимум те, где я с Русваром, снимал фотограф-профи, который ходил в большом красном колпаке. Мы ему понравились, он довольно долго за нами по лесу топал :)
  10. Девочка с Джекхаммером

    АЛОЕ НЕБО ЗОНЫ (с) Боец Ромашка Я сижу у стены на базе вольных сталкеров, свернувшись в клубок и привалившись к стене. Неровно положенные кирпичи знатно ощущаются напряженно скрюченной спиной, но это даже и к лучшему. Эта боль отвлекает меня от другого. - Что ты стонешь опять? – хмуро спрашивает Айс, отрываясь от чистки болтовки. Его знакомый низкий голос бухает в ушах каждым словом, как взрывом гранаты. Я морщусь и отодвигаюсь подальше от костра. Это огонь такой жаркий или у меня лихорадка? Еще не хватало заболеть! - Эй, ты как? – напарник вроде бы и сердится, но я знаю, что так он скрывает беспокойство. – Ну да, конечно, давай будем молчать и ничего не говорить… - продолжает он, как будто пытается убедить самого себя, что все в порядке, просто жутко бестолковая отмычка опять накосячила. Я, конечно, понимаю, что парой часов ранее снова потеряла его магазин, шлепнувшись прямо в грязь посреди Свалки… но ведь потом я его нашла! Я не успеваю возмутиться - под закрытыми веками снова вспыхивает пульсирующая боль. Как зубная. Только в голове. Я тру глаза руками, прогибаю спину, пытаясь найти и не находя удобную позу. Но это безнадежно. Выщербленные кирпичи, отдаленное повизгивание снорков, запах костра, - все привычные звуки и ощущения томят меня, вызывают новые волны удушающего жара. Смотрю на ПДА – ХП полное, радиации нет. Уж лучше бы была… - Тебе водички, может, дать? – это подает голос Стана – опытная сталкерша, я знаю ее довольно давно, хотя не сказать чтобы плотно общались. – Или таблетку? - Смысла нет… - язык еле ворочается, каждое слово дается с трудом. – Не помогают ваши таблетки… штуки четыре сожрала уже… Стана касается моего лба. - Айс, да она вся горит! Ей доктора надо! Мой наставник хмыкает. Я знаю, что он не верит в медицину. Да и не поможет она. Иначе таблетки бы подействовали. Пытаясь в очередной раз усесться получше, я сую ледяную руку за борт кителя… и наталкиваюсь там на гладкие металлические округлости. Тот браслет, что был на мертвой монолитовке. Я видела мертвых. Не так, чтобы часто, но доводилось. Зона отучает от брезгливости, обыскать труп, особенно свежий, - не проблема. Но у нее я ничего не взяла. Кроме вот этого украшения. Я тихонько вытаскиваю связку пустых гильз из кармана, прикладываю ко лбу. Удивительное дело – лоб мой они охлаждают, а пальцы при соприкосновении с ними ощущают приятное тепло. Как будто и не металл, а рука человеческая. Что это за штука-то такая? Свет костра неожиданно загораживает какая-то фигура в длинном плаще. В другой раз я бы вздрогнула, но на это у меня нет сил, и я просто смотрю вверх, скорее угадывая, чем узнавая Картографа. Что он здесь делает? - Эта вещь моя, - тихо говорит он. – Ты отдашь ее, или мне подождать, пока тебя разорвет в аномалии? Я молчу. Это странное украшение – единственное, что хоть как-то помогало мне в последние дни справляться с той чертовщиной, что творится у меня в мозгах. Как я буду без него? Картограф терпеливо ждет. Замерший с ершиком в руках Айс удивленно приподнимает брови. Как посмею я ослушаться Легенду? Я вздыхаю и протягиваю четки владельцу. Он берет их, но медлит, словно хочет что-то сказать и размышляет, стоит ли. - Видишь? – криво усмехаюсь я. – Хреново что-то… - Во Тьму иди, и увидишь свет, - роняет Картограф, глядя куда-то в пространство, словно бы обращаясь не ко мне. И, прежде чем я успеваю что-то спросить, исчезает в дверном проеме. Я медленно поворачиваю голову и вопросительно смотрю на Айса. - Да ну нафиг! – сердится он. – Не слушай его, ерунду мелет… Но мы оба знаем – такого за Картографом не водится. Но что означают его странные слова про тьму и свет? Так и не найдя ответа, я забываюсь неглубоким, утомительным сном. *** Просыпаюсь я довольно скоро, от того, что Айс трясет меня за плечо. - Стонешь и стонешь, тушенка что ли несвежая попалась? - голос у него уже откровенно встревоженный, он всматривается в мое лицо, как будто пытается угадать, что со мной. Да если бы я сама знала… Я с невнятным мычанием пытаюсь спрятаться глубже в капюшон куртки, но не тут-то было. - Слышь, это… а штука такая не снится большая, светящаяся? – допытывается Айс. Я качаю головой. - Смотри мне! А то я когда нубом был, сам еле сбежал от этих… – он растерянно замолкает, не зная, что бы еще предположить, и основательно прикладывается к фляжке. - Небо мне снится, - пытаюсь объяснить я. – Вернее даже не снится, а… перед глазами стоит. Красное такое, и черное по нему. Как звездопад, только черным… Айс громко закашливается, отрывается наконец от заправки высокооктановым и стучит согнутым пальцем себе по лбу. - Да ты чего? Ну и отмычки бестолковые пошли, сил нет никаких… Лопочешь, сама не знаешь что… - Как Картограф? – пытаюсь ехидничать я, но сегодня обычные подколки выглядят нелепо. - Слушай, ну хорош уже! – Айс повышает голос, отчего его тревога становится еще очевиднее. – Хватит морозиться, а? Сил никаких нет уже… Я смотрю на него, и мне впервые за все время, что мы вместе ходим по Зоне, становится по-настоящему страшно. Не столько из-за той чертовщины, что со мной происходит, сколько из-за того, что мой всезнающий и почти всемогущий, сильный и опытный наставник впервые выглядит растерянным. Впрочем, это длится всего несколько секунд. - Так, короче, собирайся! – Айс решительно встает и надевает бронежилет. – Идем на Янтарь. Пусть яйцеголовые думают, что это значит. На то у них и бошки большие! *** На Янтаре светло, тепло до духоты и противно пахнет чем-то лекарственным. Мне до одури хочется спать, но тут и моргать-то не особо моргнёшь. Перед глазами все то же. Алый свет и черная тьма. Чистые резкие линии, разрывающие мозг четко напополам. - А что с коллегой? – Профессор перегибается через стойку, смотрит на меня. - Сами не знаем, - тихо отвечает Айс. – Неделю уже бурогозит. Говорит, спать не может, снится ерунда всякая… - Хммм… Я, конечно, не врач… - задумчиво произносит ученый. – Но попробую что-нибудь узнать у коллег. А вы пока не хотите прогуляться? Нам тут нужно установить кое-какое оборудование… Не бесплатно, разумеется. Заодно свежим воздухом подышите, девушке это может пойти на пользу… - Пистолет к голове мне на пользу… - еле слышным шепотом говорю я. Айс слышит и показывает мне кулак. Но нас уже зовет молодой человек в синем комбинезоне – пора двигаться в путь. *** Над Зоной обычная средне-пасмурная осень. Когда мы уже приближаемся к точке назначения, вдруг поднимается ветер. Огромные, высоченные ели шумят предостерегающе, как в страшной сказке: «Вернись, берегись…» Но стоит нам выйти на небольшую прогалину, поросшую мхом, - и мне внезапно становится легче. Вернее, даже не так. Меня охватывает какой-то непонятный томительный восторг, как будто ожидание праздника. Как в детстве перед Новым годом. Я осторожно кручу туда-сюда головой. Она все еще побаливает, но это уже как-то неважно. Я запрокидываю голову, делаю глубокий вдох и закрываю глаза. Сквозь веки мне виден обычный дневной свет. Но и не только он. Я вдруг вижу Зону, всю, целиком. Я слышу, как вокруг меня шумят деревья и покрикивают птицы. Чувствую, как пульсируют могучие вихри аномалий, в глубине которых зреют артефакты. Ощущаю тяжелую поступь контролеров и быстрый, суетливый перескок снорков – всех одновременно. Я вижу, как на ладони, здания, овраги, речки… и как где-то за линией горизонта просыпается, наливается кровавым светом небо. Так вот же оно! Так бывает! - Эй, ты что там? Не спать! – Айс явно заинтересовался моим внезапным успокоением. - Небо… - пытаюсь объяснить я, и не могу. Это как рассказать о Лего в двумерном мире. – Еще совсем немного, и я увижу… Айс задирает голову. - И что? Небо и небо. Эй, студент, куда ставить-то? - Да нет, не так! Ты не понимаешь! – пристаю я. – Оно серое. Но это только сейчас! - Серое, конечно, - пожимает плечами мой наставник. – Каким же ему быть? Зеленым, что ли? - Нет! – меня охватывает отчаяние. То ли я не могу объяснить, то ли он не понимает. В висках начинает стучать. Я хватаюсь за голову и падаю на колени. - Эй, эй! – это уже Павлентий, сопровождающий нас знакомый сталкер, подскочил ко мне. – Ты нормально? - Не нормально! – кричу я. – Оно же не всегда серое! - Что здесь происходит? – раздается знакомый голос. На пригорке, у самой кромки «жарки», стоит Шаман. Он смотрит на меня пронзительно и, как мне кажется, неодобрительно. - В Зоне не всегда серое небо! – повторяю я, как завороженная, все громче и громче. – В Зоне не всегда серое небо! Сейчас вы все увидите! Сейчас! Уже скоро!!! Разом все наши ПДА начинают истошно верещать. - В укрытие, бегом! – кричит Айс. – Это Выброс! Я стою столбом, непонимающе хлопаю глазами. Какой еще Выброс? Неужели это каждый раз такая красота? - Что с ней? – кричит Шаман. - В душЕ не ведаю! – Айс рывком берет меня за плечи и ставит на ноги. – Просыпайся, пойдем! Бегите, бегите! – это уже тем, кто нас сопровождал. Они мнутся в нерешительности. Я встречаюсь взглядом с Павлентием. - Беги! – я не узнаю своего голоса, он кажется мне оглушительным. – Спасайся, тебе еще не время… Я даже не знаю, о чем я, но он будто бы что-то улавливает и сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее бежит к Бару. Тут недалеко, я знаю, что он успеет. Потому что теперь я странным образом вижу каждую высунувшуюся из земли на его пути корягу, каждую арматурину и бетонный блок. Он успеет. - Три минуты… - очень спокойно, но изменившись в лице, говорит Айс и снова накидывается на меня. – Давай, давай! Еще есть время… Я качаю головой, упираясь. Он тащит меня сначала за руку, потом, поняв, что это бесполезно, пытается поднять меня и нести на себе. Я выгибаюсь всем телом, падаю, как кошка, на четвереньки, на мягкий мох, и ползу – куда угодно, лишь бы меня не увели, не забрали, не лишили того, что я так жажду увидеть. - Ты погибнешь, дурочка! – все еще взывает к моему благоразумию Айс. – Выброс – это всё, это смерть! - Нет!!! – кричу я на пределе своего голоса. – Это не всё!!! В Зоне не всегда серое небо!!! Просто вы не знаете… А мне надо увидеть!!! Продолжая бороться со своим напарником, я вдруг замечаю одинокую темную фигуру, стоящую возле дороги. Такой спокойный, умиротворенный, никуда не бежит… Неужели он тоже ЗНАЕТ? - Ты! Ты знаешь! Ты знаешь, да??? – кричу я ему. – В Зоне не всегда серое небо! Ты же знаешь??? Фигура медленно кивает головой в черном капюшоне. - Пустите меня! Пустите! Я хочу к нему! – кричу я. Но уже через секунду на дороге никого нет. Небо быстро темнеет, как перед грозой. Аспидно-черные росчерки пересекают все еще серый, но начинающий розоветь фон. Я уже не различаю вокруг себя почти ничего, кроме двух фигур. - Две минуты, - кричит один голос. – Айс, беги в укрытие, я могу попробовать спасти ее, но не двоих! - Хрен тебе! – грубо отвечает второй. – Спасешь, не спасешь… Зона решает, не ты. А я ее не оставлю. Погибать, так с музыкой. Тебе вот какая музыка нравится? Как по мне, так ирландская джига – самое оно! Края небес уже наливаются воспаленно-красным цветом. Ветер стихает, наступает мертвая тишина. Айс, кряхтя, опускается на мягкую кочку рядом со мной, снимает бронежилет Зари и отбрасывает его далеко в сторону – туда же, где лежит его винтовка. - Сидели бы сейчас в Баре… Там пиво, сосиски… Так нет же, чего удумала – на Выброс ей посмотреть… Что за отмычка такая, с ума сойдешь с тобой… А ты чего стоишь, уважаемый? – обращается он уже к Шаману. – Присаживайся, всем места хватит. Шаман закатывает глаза и неодобрительно качает головой. Поняв, что меня уже никуда не тащат, я приваливаюсь спиной к спине Айса. Одна минута… это кто-то сказал или я знала это с самого начала? Словно внезапно что-то поняв, Легенда встает рядом с нами на колени и, широко распахнув полы своего плаща, накрывает ими нас, как шатром. Но в последнюю секунду я все же успеваю извернуться и широко раскрываю глаза навстречу пронзительно алеющему небу.
  11. Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    О! Я помню этот мосол! Мы валялись с ним рядом, эпично отыгрывая выброс неподалеку от Бара: Шаман, Русвар и я :)
  12. Отзывы по игре 6-8 октября 2017

    О! Точно! Летающие сапоги были шикарны. Правда, мне показалось, что "разговаривают" бюреры все же немного по-другому. Возможно, сказалось то, что основной "специальностью" исполнителя является кровосос.
  13. Отзывы по игре 6-8 октября 2017

    Ну что ж, я на этой игре в списке реги была первой, мне и отзыв, видимо, одной из первых писать. Для меня игра была не такой как предыдущие, т.к. Зона положила глаз на нас с Русваром - да и решила нас оставить себе. Я впервые перестала "играть сама себя" и вышла за рамки привычного персонажа. Насколько мне удалось нащупать намеченную с Аббатом, Мухой и Некромантом линию - покажет время. Лично я получила раз в десять больше удовольствия за счет более обширного отыгрыша и интересных возможностей. Огромное спасибо Аббату за то, что поддерживал, направлял, советовал прямо пошагово. Мухе и Некроманту - за поддержку замыслов. Гимли за прекрасный отыгрыш и помощь. Шаману за участие в ключевой сцене и за угощение. И неопознанному мной Темному, который даже мне немного подыграл. Русвар - ты просто АКТЕРИЩЕ с большой, очень большой буквы. Ролевик от бога. Монологу "пошел я за грибами, и тут на удочку намоталась какая-то хрень" аплодировал весь Янтарь, а мы потом всю дорогу до оргштаба пугали монстру диким хохотом. А "проверка на вшивость" в Баре, которую не выдержали двое вольников, - такое тоже только тебе могло в голову прийти. И во время ключевой сцены мне казалось, что ты действительно сейчас просто перекинешь меня через плечо и унесешь в укрытие. Горжусь возможностью играть с тобой. Созидатель - мой друг, бывалый игрок других проектов, у нас играл впервые. Я всегда буду помнить твои ошалелые глаза и нонстоп отжиг в игре. Думаю, тебе понравилось :) Максима - ты невероятно трогательно отыгрывала нашу встречу "после". Спасибо за кошечку. Извини, что не получилось отплатить тебе сразу так, как хотелось. Но что-то мне подсказывает, что мы видимся не в последний раз. Картограф - это только с тобой можно полчаса стоять под дождем и слушать всякие истории, даже не замечая погоды. Волчар - хитрющая ты редиска, спасибо за пиво и интересные разговоры. На следующей игре я буду более вменяемой )) Барон, стойко переносящий тяготы и лишения отыгрыша "движение вприпрыжку" до самого конца, - достоин отдельного упоминания. Есаул, Техник, Москва, Раус, Симба... всех, конечно, не назову. Бонес, это ты был кровососом, чуть не сломавшим ногу на моих глазах в первые минуты игры? Надеюсь, с тобой все в порядке! Экзозомби с колбасой - ты невероятно порадовал. И Кейдж. Потрясающая, великолепная Кейдж. Тру лидер. Аплодирую стоя. И куча планов на следующую игру! В конце немного о косяках!!!! Пришли на второй день поздним утром к вольникам. Тента нет, Химик весь промок до нитки. Времени зайти в Бар у него не было - в итоге сидел голодный, и до нашего прихода его никто не спросил, ел ли он вообще. Ребята, вольники! Блин! Из этого всего можно делать квесты и зарабатывать деньги или ништяки. Принесли же дров на базу. Многие заезжают заранее, ну позаботьтесь о своем собственном доме! Поверьте, любую пожизневку можно обыграть. Игротехи заботятся о вас, давайте и мы о них немного позаботимся. Да, и питьевой воды тоже у вольняг не было. Чем ныть, что орги не несут воду - можно было договориться, потратить полчаса и принести баклажку воды за какую-нибудь мзду. Или даже просто за спасибо - это окупается и просто по-человечески правильно.
  14. Флуд и всякая всячина

    Не болей, мама-снорк!
  15. Девочка с Джекхаммером

    Интерлюдия. Кто-нибудь задумывался, как именно строится человеческая жизнь? Как узнать, что ты только что принял судьбоносное решение? И главное - как почувствовать, что пройдена точка невозврата? Я лежу в палатке, но сон все не идет. Да какой там сон - глаз сомкнуть невозможно! Ведь внутри моих век - жестко-алое небо с черными, странной формы облаками, как штрихи угля по холсту. Оно нестерпимо сияет, и от этого болит голова, словно гвоздь вбивают в висок... И единственное, что дает прохладу, - это ровные металлические цилиндрики. Эта странная штуковина, которую я подобрала с той женщины в монолитовском камуфляже... Вот и цепляюсь как за соломинку за эту цацку. Без нее не уснуть. Хотя так манит это страшное кровавое в небе... Светло-то как... Я и солнца-то не видела сколько уже? Не бывает его в Зоне. Поглядеть бы. УВИДЕТЬ.
×