Перейти к содержимому

Боец Ромашка

Темные
  • Публикации

    79
  • Зарегистрирован

  • Посещение

  • Победитель дней

    12

Все публикации пользователя Боец Ромашка

  1. Боец Ромашка

    Костюм кровососа. Где приобрести?

    а при чем здесь Хищник? и при чем здесь латекс без защиты глаз?
  2. На этом основании собственно и был сделан вывод, что группу надо приводить в порядок и развивать. Я как фанат проекта и СММщик со стажем ответственно заявляю: у нас будет классная группа!
  3. Боец Ромашка

    Костюм кровососа. Где приобрести?

    Напиши мне в ВК, все расскажу и покажу.
  4. ахахахахаха Очень люблю с монстрой отыгрывать, а в этот раз не повезло, даже снорка ни одного не видела :( только ушли из бара - монстра штурмует бар. Только сидим у Свободы - на кордоне куча зомбаков... Эх :(
  5. Сейчас усну на клавиатуре, но не могу закончить этот день без хотя бы краткого отзыва. Скажу честно: в пятницу известие об отсутствии Валерьича, с которым строила грандиозные планы, а потом и проблемы с электроникой, у меня поначалу вызвали изрядную дизмораль. А тут еще и группа новичков каким-то образом ушла незамеченной и мной, и другими участниками процесса. Ну да ладно! Долой сценарии, да здравствует импровизация. Аббат! Ты реально меня поразил своим офигенным спокойствием и заявлением: "Как что делать? Будем играть!". У меня такое ощущение, что я в своем не очень пока богатом (2 года) ролевом опыте поднялась на новый уровень. Именно благодаря тому, что пришлось много импровизировать. Кейдж! Я не знаю, откуда у тебя такие железные нервы и столько сил. Вы какие-то сверхчеловеки, все орги. И Динамит, и Немой, и Крис, и Фил, и вообще все. Ляс! Спасибо тебе за то, что стратегический запас еды остался нетронутым, в том числе у Русвара. Это очень важная составляющая игры. Бармены, их было много в этот раз. Вы все красавцы. Москва, хоть ты и жучара еще тот, но лучшего бармена, чем ты и Раус, я не встречала. С остальными не очень сталкивалась на этой игре, но уверена, что все прекрасны. Скоморох и Шарик. Офигенны. Просто как за каменной стеной. Русвар. Игра с тобой - это фейерверк. Несколько раз, конечно, начинал ржать, стоило мне только разыграться с ролевой частью, и, редиска, заражал меня смехом. Особенно почему-то на Янтаре (вы там ничего Свободовского не курите???) Зато постоянно генерит кипеж (сорри, что мой персонаж не во всё мог вписаться). Квест на поиск Русвара, написанный для барменов лично мной и выданный нескольким людям В НАШЕМ ПРИСУТСТВИИ, и они побежали искать, и никто не нашел!!! - этот квест стал эпиком! В продолжение, Русвар лично выдал одному из вольных, очень хотевших его очередную "леску с удочки" (Янтарь поймет!), импровизированный квест на поиск самого себя. Отошли метров на 100 и как всегда покатились со смеху. Некромант. Очень понравился твой отыгрыш, мы с тобой чем-то друг другу противоположны, чем-то родственны, думаю, интересно смотримся на контрасте. Темные. Все и каждый по-своему интересны. Как и мой персонаж, стала лучше вас чувствовать. Монолит и Ясная. Вы прекрасны. Ваш выход на построение задал неплохую такую планку. Я довольна до соплей. Долг. Ого-го! Если бы кто-то сказал мне, что я не просто зайду на вашу базу, но и буду угощать охрану конфетками, - я бы не поверила. А вот поди ж ты. Хазард, Лира, все, кого я там видела, - хороший честный отыгрыш. Янтарь - любимые мои вообще. Все замечательные. Свобода - извините за "нежданчик", лишнее вам напоминание хранить бдительность. Придумал артефакт Русвар, а вот местоположение выбирала лично я и, видимо, не прогадала. А вот за игнор ценной ДЛЯ ВАС информации - это некоторое разочарование. Вольные. Присоединюсь к предыдущим ораторам. ЖЕСТОЧАЙШЕЕ СОБЕСЕДОВАНИЕ!!!! Новички с тактическими рюкзаками и молле на всех поверхностях - это НЕ ОЧЕНЬ!!! Ну и тем более, если ты ходишь в длинной наглухо запахнутой плащ-палатке и с лицом, закрытым полностью наброшенной сеткой, - не удивляйся, если Темных это расстроит. Сам подумай, если я, Темная, захочу надеть под плащ тельняшку, и Монолит меня расстреляет, приняв за бандита, - это чья вина будет, их или моя? Есть правила по антуражу, они очень простые и гуманные. Нет денег на Зарю - прекрасно играется в джинсах и копеечной энцефалитке, плюс сидор за 300 рублей. Внешний облик персонажей в игре очень четко прописан, ваш внешний облик - это тоже язык общения с окружающим миром. Опять же, истории о запихивании в контейнер четырех артов без лозы, - скорее всего, не осознанное нарушение, а следствие пренебрежительного отношения к правилам. Не надо так! Опытные вольные, научите молодежь. Мы-то тоже можем, но у нас методы не такие гуманные ))) Картограф - с тобой играть всегда потрясающе, очень эмоциональный опыт. Во все время, пока мы были в твоем убежище, - был реально мощный срыв памперсов, особенно когда пошли шорохи... и я реально ожидала рыка в момент, когда ты ушел в темноту... великолепный сеттинг! Макси - можно сказать, сильнейшая моя эмоциональная привязанность среди вольных. Твоя няшность ломает любую суровость. Есаул - как же я жалела, что ты уехал, и та информация ушла не тебе... так и не случилось поиграть... Барон - сильная ролевая, мощный драйв. Монстра - вот тут странная вещь, за всю игру я никого не увидела, кроме грустного излома утром воскресенья. Вежливо раскланялись и пошли своей дорогой. Но, судя по радиообмену, зажгли вы неслабо. Гонза - я даже не представляла себе, КАКОЙ сюрприз ты приготовил мне... Очень тронута! ЧТО Я ПОНЯЛА В ЭТОЙ ИГРЕ! Надо отпустить внутренний тормоз и играть своего персонажа. Тут очень важно не врать! Какую бы детальную квенту ты ни сочинил, но если ты играешь сидевшего бандита, а на самом деле побывал не дальше музыкальной школы - сыграть это в принципе можно, но убедительность будет стоить огромных усилий. Все мы в какой-то мере играем самих себя. Важно верить в то, что делаешь. Тогда, как мы доказали друг другу, на этой игре, мы непобедимы.
  6. Боец Ромашка

    Максиму с Днем Варенья!

    Самого няшного сталкера - уже поздравила в ВК, но и второй раз не грех поздравить! :)
  7. Боец Ромашка

    День рождения Русвара

    Первый раз я познакомилась с ним в 2016 году, когда за 4 минуты до выброса он принял решение вести группу до деревни новичков - бегом через лес. Физподготовка у людей была разная, кто-то бегает быстро, а кто-то как я :). Русвар мог бы бросить нас и гарантированно спастись сам, но он этого не сделал. Орал, матерился, подгонял как мог - но довел всех. Убежище отобразилось на моем ПДА за 14 секунд до выброса. Спасибо тебе за прекрасные игры, вечный драйв, неиссякаемый оптимизм, многоэтажные лингвистические конструкции, за то, что всегда подставишь плечо, научишь, защитишь. С днем рождения!
  8. Боец Ромашка

    Чехлы для смартфонов

    Для удобства создала гуглодок, куда можно забивать информацию https://docs.google.com/spreadsheets/d/1Nm1yhgcUDiqmkAd7v0PF0sNSqcaD7-oQONI4W3PXFdI/edit?usp=drivesdk
  9. Я за любой кипеж :)
  10. Боец Ромашка

    День Рождения у Крис

    Крис, с днем рождения! Жду новых встреч на играх!
  11. Боец Ромашка

    Анонс новой электроники

    Несколько человек купили Blackview BV7000. Не знаю, насколько его можно назвать бюджетным, правда. Вообще удобно на Яндекс Маркете забить подходящие системные требования, а потом послать ссылку на понравившуюся модель Кейдж или Филу :)
  12. Боец Ромашка

    Взносы на игру 12-14 октября 2018 года

    За Русвара на карту.
  13. Боец Ромашка

    Днюха у командира Свободы - Ронина

    #свободунеостановить и все такое! С днем рождения!
  14. C днем рождения! Побольше позитива (помнишь про удочку на Янтаре? )))))))))))))
  15. Боец Ромашка

    Анонс новой электроники

    Ровно с тем же вопросом подкатывалась к Кейдж, т.к. у меня Xiaomi, по всем параметрам превосходящий требования, но не имеющий NFC. Транслирую ответ: "на ближайшей игре NFC точно не понадобится, так что не переживай".
  16. Боец Ромашка

    С днюхой.

    С днюхой, Шаманище!
  17. Боец Ромашка

    Девочка с Джекхаммером

    Все рассказы основаны на реальных событиях, практически ни одного диалога не придумано. Позывные всегда меняю, кроме своего. В цикле 12 рассказов, если первый зайдет - выложу остальные, если нет - пусть просто болтается как история появления в Зоне. Лесной Царь «Дитя, что ко мне ты так робко прильнул?» — «Родимый, лесной царь в глаза мне сверкнул: Он в темной короне, с густой бородой». — «О нет, то белеет туман над водой». Гете/Жуковский, «Лесной царь» Прохлада кондиционера приятно обдает кожу после ласкового солнышка улицы. Я закидываю сумочку на полку и удобно устраиваюсь на мягком кожаном сиденье микроавтобуса, следя из-за темных очков, как салон медленно заполняется людьми. Все переговариваются взволнованно, весело, предвкушая захватывающее времяпрепровождение. - Вы слышали? Говорят, там видели снежного человека… - Да ну, бросьте, пиар это все, надувательство… Только денег срубят… - Так я и знала –опять фотоаппарат забыл зарядить! Бестолочь… - Ниче, буду фоткать на телефон и сразу постить… Человек в камуфляже, похожий на вышибалу ночного клуба, упирается локтями в спинки сидений и нависает над щуплым очкариком, который собирался фотографировать: - Агащаз - «постить». Разрешение на фотосъемку согласовано? Нет? Свободны. - А что это вы мне хамите, уважаемый? Я, между прочим, этой поездки полгода ждал, а уж какие у вас расценки… - Не нравится – идите в другое место, - «вышибала» говорит тихо и подчеркнуто-вежливо, но все равно его голос заставляет очкарика съежиться. А здоровяк делает эффектную паузу и заканчивает: - Правильно. Других мест – нету. Поэтому либо сюда и не выделываемся, либо дуйте обратно в город и забудьте сюда дорогу. Тем более, что мобильники в Зоне можно просто выкинуть. Годятся только чтобы гвозди забивать. Он оглядывает микроавтобус. - Ну что, больше желающих остаться нет? Пассажиры молчат. Меня сильно коробит его тон, но молчу и я. Слишком сильно мне хочется добраться туда, о чем я только слышала в обрывках разговоров, когда приходила на работу к дяде. Увидеть. Что именно увидеть – я и сама еще толком не понимаю. Об этом загадочном месте ходят самые разнообразные слухи. От «людей с песьими головами» до несметных сокровищ, лежащих прямо на поверхности земли. И все это я скоро увижу собственными глазами! Тихая, приятная музыка в наушниках отвлекает меня от галдежа в салоне. Пока смотреть не на что, и я сижу, прикрыв глаза, и понимаю, что мы тронулись, только по вздрагиванию микроавтобуса. Моя рука автоматически тянется к ремню безопасности, который на удивление оказывается рабочим. Протискивающийся мимо «вышибала» довольно бесцеремонно задевает мое плечо, я открываю глаза. Он замечает, что я пристегнута, и усмехается. Я отворачиваюсь. Когда я снова открываю глаза, я вижу, что пейзаж изменился. исчез яркий солнечный свет, небо закрыто плотной завесой туч. Мы едем по узкой - двум машинам не разъехаться- дороге, положенной по высокой насыпи. По обеим сторонам- бетонный забор, поверх которого, как будто стараясь освободиться, лезут ветки елей. Странного цвета, будто припорошенные серой пылью. Она летает и в воздухе, висит еле заметным сквозь стекло туманом. Я качаю головой: черт же дернул нарядиться во все белое! А вдруг эта штука заразная? И я впервые за сегодняшний день ощущаю острый холодок страха. - Скажите, ведь мы… не первая ваша группа? – словно откликаясь на мои мысли, спрашивает из глубины салона капризный женский голос, и я понимаю, что обеспокоена не я одна. – Там… не опасно? Страх мгновенно протискивается в салон микроавтобуса и, как невоспитанный пассажир, по-хамски занимает все свободное пространство, бесцеремонно толкаясь и сопя всем в лицо. Водитель же просто игнорирует реплику дамы, как будто и не слышал. Наверное, привык. Интересно, а ему приходилось бывать в Зоне? В других обстоятельствах я бы спросила его об этом, но сейчас я, разумеется, молчу. Налетает порыв ветра, и пейзаж окончательно теряет какую-либо приветливость. Водитель гонит машину довольно быстро, нас то и дело подбрасывает на ухабах. «Ездок оробелый не скачет, летит…» - вспоминаются мне слова из стихотворения «Лесной царь», когда-то сильно пугавшего меня в детстве. Я всматриваюсь в проносящуюся за забором темную чащу, и мне чудится, что из ее глубин на меня и правда смотрит нечто могущественное, потустороннее и очень злое. Гул ветра перекрывает шум мотора и врывается в мозг помимо моего желания, помимо здравого смысла: «Неволей иль волей, а будешь ты мой…» Резкий женский вопль в передней части салона прерывает мое оцепенение. Я наклоняюсь в проход, пытаясь увидеть, что так напугало пассажирку, но тут же дикая, страшная сила дергает меня обратно, к окну. Как в замедленной съемке я вижу, что пассажиры слетают с мест, бестолково растопырив руки, пытаясь удержаться и не находя опоры. А микроавтобус почему-то находится уже поперек дороги... и за стеклом, в сантиметрах от моего лица, проплывает жуткое чудовище: похожее на лягушку, но гигантское, выше человеческого роста, с шестью лапами, четыре из которых угрожающе и даже как-то удивленно вскинуты в воздух, и оскаленной пастью, усеянной окровавленными треугольниками зубов. Черные, пустые, бездонные глаза равнодушно глядят на меня, а затем сокрушительный удар напрочь лишает меня и зрения, и слуха. Мне кажется, что я открываю глаза уже в следующую секунду, но это не так. Стало гораздо темнее, накрапывает дождь. Я лежу на спине, голова повернута набок, вокруг шевеление и громкие крики: истеричный женский и озлобленный мужской. Сильно болит шея – видимо, дернуло при ударе, и ключица там, где в нее ударил спасший меня ремень безопасности. Придерживая руками голову, я с трудом приподнимаюсь. Кричит та самая женщина, которая ссорилась со своим спутником из-за фотоаппарата. Сейчас он лежит неподвижно, как и большинство пассажиров. Военный из сопровождения коротко размахивается и несильно бьет женщину по щеке. Она наконец замолкает. - Прекрати орать! – он говорит коротко – явно привык отдавать приказы. – Собирайся. Ночевать здесь нельзя, и помощи ждать неоткуда, надо пробираться на станцию. Его взгляд падает на меня. – А, и ты очухалась. Повезло. Идти можешь? - Наверное… - выдыхаю я, во рту мерзкий вкус желудочного сока, - вероятно, меня рвало. – А… что случилось? - Не твоего ума дело! – отрезает военный, но я прослеживаю его взгляд на водителя, который сидит поодаль, обхватив лицо руками и покачиваясь, потом вижу неподалеку пролом в заборе и вспоминаю… но если даже один из местных монстров заставил потерять самообладание взрослого мужчину… что будет, когда придут ОСТАЛЬНЫЕ? Военный деловито хватает за плечи плачущую женщину и рывком ставит ее на ноги. Я предпочитаю подняться сама. Все тело болит, но кости, к счастью, целы. Рядом со мной стоит еще один пассажир, мужчина, его правая рука висит на загнутой к верху поле рубашки, - видимо, сломал или вывихнул. Водитель тоже вскакивает и делает шаг по направлению к нам. - А ты-то куда собрался? – осаживает его военный. – Ты за транспорт и пассажиров ответственный, - его слова звучат как-то по-особенному весомо, хотя он очевидно старается сохранить спокойный тон. – Вот и оставайся, охраняй имущество. Потом за каждую запчасть с тебя спросим. Лицо водителя сереет от страха. - Это как же…? – сдавленно бормочет он, оглядывая пассажиров, словно ища поддержки. – У меня и оружия-то нет… Одна монтировка… Военный ничего не говорит, а только смотрит на него тяжелым взглядом и отворачивается. - Вы же оставляете его на смерть! – не выдерживает мужчина с перевязанной рукой. – Скоро ночь, а здесь все в крови… - С каких это? – сквозь зубы цедит военный. – Закроется в своем мЭрсЭдЭсе и будет спать как младенец! – Он пару секунд молчит и добавляет: - А кто скажет, что будет не так, - составит ему компанию. Он вынимает пистолет и демонстративно щелкает предохранителем. Водитель скорчивается у перевернутого автобуса. У меня нет сил смотреть в его сторону, и мне стыдно за то, что я иду с уцелевшими - но мне очень хочется, чтобы это побыстрее кончилось. Вырваться из владений Лесного Царя, забыть этот ужас и вернуться в нормальный мир. Мы пролезаем через пролом в стене и медленно бредем напрямик под темными елями. Военный объясняет, что по дороге идти еще около двадцати километров, а через лес всего семь, и преувеличенно бодро заявляет, что мутантов – так называются местные звери, - здесь быть не должно. Я не знаю, видел ли кто-то, кроме меня, ту тварь, из-за которой водитель не справился с управлением, но понимаю, что спорить бесполезно. В конце концов, мне могло и показаться… Мои сомнения разлетаются в прах сразу и полностью, когда наш предводитель вдруг напряженно озирается, услышав какой-то звук, неразличимый пока для нас. Но через пару секунд и мы слышим что-то вроде громкого шипящего ворчания – сразу и отовсюду. Мы бросаемся врассыпную, военный начинает стрелять, но уже буквально после пяти выстрелов я слышу крики и бегу еще быстрее. Инстинкт самосохранения гонит меня дальше и дальше, пока я не понимаю, что я совершенно одна. Первая мысль – надо вернуться к автобусу. Действительно запереться там и ждать помощи. Но дорога не выглядела сильно оживленной, стекла в автобусе, скорее всего, побило, а главное – кто вообще сказал, что помощь придет? Во-первых, военные наверняка будут пытаться до последнего скрывать сам факт того, что в Зону возили людей, а во-вторых – кто вообще будет меня искать? С дядей мы практически не общаемся, он может и не хватиться меня, других родственников у меня нет, подруги – из числа тех, с кем можно сходить на модную премьеру и выпить чашку шоколада во французской кондитерской… и до следующей такой встречи мы, откровенно говоря, и не вспомним друг о друге. Значит, надо спасаться самостоятельно. Я прикидываю направление, в котором мы шли. Внимательно разглядываю деревья, с какой стороны больше веток… с какой стороны мох… до этого я читала об этом только в книгах, да и действуют ли здесь обычные законы природы? И вообще, кто сказал, что нас действительно вели на станцию? Я вдруг понимаю, насколько легче было бы просто пристрелить нас в лесу и вообще скрыть все следы этой поездки. Меня начинает бить дрожь, и я почти физическим усилием запрещаю себе об этом думать, понимая, что иначе я просто сяду на землю и больше никуда не сдвинусь. А мне надо идти. Я не знаю, сколько проходит времени – полчаса, или час, - но я слышу невдалеке хруст веток и хрюканье. Я замираю, надеясь, что очередной монстр пройдет стороной, но мне не везет. Хрюканье все громче, все нетерпеливее, вот уже шуршат кусты метрах в пяти от меня… но кабан неожиданно меняет траекторию и бежит назад. Я даже не успеваю его увидеть, и только по следам крови на кустах понимаю, что его кто-то ранил, причем издалека. Неужели я все же вышла к людям? И точно, присмотревшись, я вижу за деревьями оранжевый огонек. Подойдя ближе, я вижу, что это костер. Вокруг стоят люди, кто-то бегает, кто-то роется в больших деревянных ящиках. - Это станция? – обращаюсь я к мужчине в черной куртке, который никуда не торопится и явно командует остальными. - Станция, что же еще! – в его голосе не слышится ни участия, ни приветливости. – Глаза раскрой – увидишь. И действительно, совсем рядом возвышается освещенный навес, рядом с ним еще один костер, и снова люди. Значит, я выбралась? Но какой это город? Впрочем, неважно. - Мне нужна помощь! – пытаюсь объяснить я. – Там страшная авария… погибли люди… Кажется, совершенно не слыша меня, человек сует мне в руки свернутую застиранную военную рубаху и ржавый пистолет: - Проходи, не задерживай… - он указывает на навес. – Там разберутся. А про тех, кто был с тобой, - забудь. Им никто и ничем помогать не станет. Да и не поможешь им уже… Почти наощупь я взбираюсь по шаткой железной лестнице. Здесь людно, но я слишком напугана, чтобы снова обратиться к кому-то за помощью. Впрочем, скоро выясняется, что в этом нет необходимости - меня грубо хватает за рукав какой- то хмырь в куртке с капюшоном. - Ишь ты, какую цацу прислали! - он ухмыляется, показывая коричневые обломки зубов. Я в ужасе отшатываюсь, но сзади напирает толпа, почти прижимая меня к нему. Меня обдает вонью перегара и давно не мытого тела, я сглатываю. Только бы снова не вырвало! Не выпуская моего плеча, хмырь поворачивает меня туда-сюда, оглядывая липким, отвратно-деловитым взглядом стеклянистых глаз, удивительно похожих на глаза давешнего зеленого чудовища. - Сбыть бы тебя военным на развлекуху, да недосуг... Не до сук, поняла? - он раскатисто ржет над своей шуткой, но его никто не поддерживает, и он резко умолкает. - Короче, живи пока… - он выжидательно смотрит на меня, я выдерживаю его взгляд, но что сказать, не нахожу. - Че, и вот прям не знаешь, что делать? Да ни в жись не поверю! Ходют тут и ходют, твиногрызы, и каждому объясни, каждого прриголубь.... Санаторий, блин, из Зоны сделали! Ужасная догадка вышибает меня из ступора. - Как - из Зоны?! - я хватаю ртом воздух, и фразы получаются отрывистыми. - Мы что... В Зоне? Здесь же нет людей! Вы... С экскурсией? Как я? Он секунду смотрит на меня пустыми, стеклянными глазами и снова разражается хохотом. - Ага!!!! - он даже привизгивает от восторга. - Она самая, екскурсия! Ядреная такая! Мало не покажется! Полный фарш! - он так же резко, как и в прошлый раз, перестает смеяться и, наклонившись ко мне, рычит: - А теперь вали отсюда, трололо недоделанное, пока я цензора не позвал... Думал, и правда баба, повелся... Ни стыда, ни совести, уже и в учебке пакостят.... Его слова возмущают толпу, меня оттирают от него. Ничего не понимая, я протискиваюсь на относительно свободное местечко у костра, перевожу дух. Он сказал - зона. На тюрьму не похоже, хотя контингент еще тот. Неужели я и правда в той Зоне, тайной, запретной? Тогда откуда здесь столько людей? Дядя ни разу ни словечком о них не обмолвился... Стенка платформы сплошь заклеена рекламой. Я всматриваюсь в разноцветные строчки, словно ищу ответы. Но содержание листовок только еще больше меня запутывает. «Продам ГБ, УП, МП. Или сменяю на ПВ с доплатой» «Провожу на Рябу. Недорого!» «Кто скрысил БМ, лучше верни по-хорошему! Поймаю – твою бошку вместо медвецкой по квесту сдам» «Ивент!» «Эвент!» «Если тебя кинули – тебе никто и ничего не вернет!» «Исследовать Зону в одиночку тяжело. Вступай в клан!» Я не собираюсь ничего здесь исследовать, но последнее объявление почему-то привлекает мое внимание, я отрываю его и прячу в карман только что полученной рубахи. Что же мне делать? Куда идти? Прямо рядом со мной слышится громкое щелканье затвора, я оборачиваюсь на звук и вижу фигуру, разительно отличающуюся от пестрой толпы у костра. Небольшого роста, в закрытом шлеме и новенькой броне цвета "мокрого асфальта", красиво облегающей женственные формы. Девушка! Значит, мой давешний собеседник ошибался, и здесь есть такие, как я? Тем временем она замечает меня и снимает шлем, по плечам рассыпаются удивительно чистые светлые волосы. Она смотрит на меня с легкой улыбкой. "Ко мне, мой младенец; в дуброве моей Узнаешь прекрасных моих дочерей..." - Ничего себе, куда тебя занесло! - она кладет шлем рядом с собой и начинает что-то рассматривать на прикладе изящной винтовки неизвестной мне модели. - И как только рискнула? - Я не... - я задумываюсь, как же ей объяснить, что я здесь не по своей воле, но она, похоже, не особо расположена к разговору. Тем не менее, она первое в этом странном месте существо, более-менее соответствующее моим представлениям о нормальном человеке, и я пытаюсь зайти с другой стороны: - А ты давно здесь? - Да, уже почти полгода! - она явно гордится своими успехами, и я ее вполне понимаю, сразу вспомнив, что мои некогда белые джинсы порваны и перемазаны травой, а рубаха не по размеру и почему-то воняет бензином. Чтобы как-то преодолеть неловкость, я нащупываю в кармане листовку и говорю первое, что приходит в голову: - Ты одна или в клане каком-нибудь? Она заливисто хохочет. - Кто?! Я?! Да ты что! Какой клан! Да ни за какие плюшки! - она успокаивается и серьезно взглядывает на меня. - И тебе не советую. - Почему? - не понимаю я. - Ну, во-первых, - она загибает обтянутый поблескивающей тканью пальчик, - подумай, кому интересно нянчиться с нубом? С новичком значит, - объясняет она, видя мое недоумение. - Тты бегаешь быстро? А шкуры со зверей снимать умеешь? или ремонтировать оружие? Я качаю головой. До того, как попасть сюда, я даже в походы особо не ходила. Цивилизованные кемпинги серфингистов не в счет, да и бег на беговой дорожке вряд ли сравнится с тем, что требуется здесь. И стреляла я всего несколько раз в жизни, на стрельбище, в наушниках и защитных очках. Какой от меня толк? - Ну и потом, - продолжает девушка. - Как ни крути, Зона - мужской мир. Здесь пьют спирт, разговаривают матом и обсуждают сиськи. А женщина и сама ничего этого делать не будет, и мужикам будет неловко. Возможно, они даже ничего не скажут, но мы... - она смотрит на меня и поправляется: - ТЫ явно будешь им в тягость. Женщинам здесь не Место! - она встает и, снимая оружие с предохранителя, заканчивает монолог: - если они, конечно, не такие прожженные сталкеры, что могут бегать в одиночку. Ну, удачи, дорогая! Она уходит в ночь, а я все никак не найду в себе сил отойти от костра, обдумывая ее слова. Сталкер. Я помню это слово по книге и по фильму. Вот только почему-то с мягкого дивана чуть растянутая по горизонтали на широком экране акварельная картинка Тарковского выглядела совсем не так, как то, что я вижу сейчас. Да и мне далеко не то что до Рэдрика Шухарта, - даже до изящной, уверенной сталкерши, с которой я только что разговаривала. А ведь она права! Я вспоминаю еще один известный фильм, к которому с легкой руки недопереводчиков приклеилось название "солдат Джейн", что там говорил герой Вигго Мортенсена, показывая на захлебывающуюся кровью героиню, которую зовут совсем не Джейн, а Джордан: "Она всегда будет для вас слабым местом! Вы будете ее жалеть и защищать, пусть даже в ущерб боевой задаче!" Нет, уж чем-чем, а слабым местом я точно не буду! Я сминаю листовку и бросаю ее в костер, глядя, как исчезает в языках пламени треугольная эмблема.* Надо идти. - Проходите, проходите, не создавайте тут... - пожилой мужчина в телогрейке и с фонарем ожесточенно жестикулирует, пытаясь направлять толпу. Впрочем, внимания на него никто не обращает, и он вздрагивает от неожиданности, когда я несмело обращаюсь к нему: - Куда мне сейчас? - Как куда? - он смотрит на меня как на идиотку. - Крыс стрелять, куда ж еще... Без этого не выпустят... Выпустят? Куда? За периметр? Значит, отсюда можно уйти? Тогда кто все эти люди? Как можно находиться здесь по доброй воле? И почему для этого надо стрелять в каких-то крыс? Я бреду за толпой, спускаюсь с противоположной стороны платформы. Становится все темнее, поток людей куда-то рассасывается, и я внезапно снова оказываюсь одна. Идти тяжело, на земле навалены стволы упавших деревьев, под ногами чавкает - на свои светлые замшевые "Оксфорды" я стараюсь вообще не смотреть. Кажется, еще чуть-чуть – и я увижу в буреломе страшные и притягательные глаза Лесного Царя… Вдруг тишину разрывает истошный визг, и прямо у меня под ногами буквально из-под земли выскакивает... Нет, это что угодно, но крысой ЭТО не назовешь! Я никогда в жизни не боялась ни лягушек, ни змей, ни мышей, но это... Ростом с хорошего бульдога, с морщинистой розовой кожей без клочка шерсти, с метровым хвостом.... А зубы! Я вскрикиваю и, напрочь забыв о пистолете, отшатываюсь назад. Впрочем, бегство мое на этом и оканчивается, и как бы ни хотелось мне рассказать о том, как я чудесным образом обрела самообладание и расстреляла все, что движется - на самом деле все, конечно, выходит не так. Я попросту налетаю спиной на препятствие - теплое, пружинящее... Живое??? Понимая, что меня сейчас с большой вероятностью просто сожрут, я не нахожу в себе сил обернуться. И тут же запоздало осознаю, что в момент столкновения, довольно-таки ощутимого, я отчетливо услышала сдержанное, но вполне человеческое "Ы!". Значит что? Выстрелит в затылок? Отпихнет и пойдет своей дорогой? - Чего стоим, кого ждем? - голос низкий, глуховатый, но вроде бы даже веселый и совсем не насмешливый. С этими словами мужчина быстро выбрасывает вперед, сбоку от меня, руку с таким же ржавым пистолетом, как мой, и ловко, уверенно, убивает крысу выстрелом в голову. - Там темно! - выкрикиваю я в приступе невесть откуда взявшейся агрессии - вероятно, так решил наконец проявиться страх. - Я ничего не вижу... И крысы! - Так хорошо же, что крысы, - невозмутимо говорит незнакомец, тактично не замечая моей истерики. - Как по заказу респанулись, искать не надо... - он отстраняет меня и убивает еще одну. На меня летят кровавые ошметки, я морщусь, но уже больше машинально - странным образом меня это уже не так пугает, как еще пять минут назад. - А что темно- так ночь тут. Щас, по-шурику отстреляем, и на вокзал... Связь крыс и вокзала остается загадкой, но ранее не слышанный "шурик" вызывает у меня некоторое подобие улыбки, насколько это вообще возможно в моей ситуации. По правде говоря, я думала, что это совсем невозможно. Лесной Царь разводит руками и уходит обратно в чащу. - Я все! - сообщает мужчина, успевший убить третью крысу, и первый раз за все время взглядывает на меня. - Так... - он уверенно берет мою руку с зажатым в ней пистолетом и передвигает на рукоятке мои ледяные, негнущиеся пальцы, - это сюда, этой рукой придерживай, мушка вот... О! Крыса! Щас подраню чутка... - он стреляет розовой твари в туловище, и она начинает бежать прямо на нас. Я нервно дергаю спусковой крючок - раз, другой, третий... Руки трясутся, я бестолково трачу заряды, но патрона с пятого зверюга все же ложится. Я вытираю со лба пот. - Молодец! - говорит мой спутник настолько серьезно, что ему верю даже я. - пошли дальше, еще поищем... - и, видя, что я все еще медлю, не решаясь ему поверить, добавляет: - да не бойся ты! Если что - я рядышком... Через три дня на торжественном построении перед милицией меня приняли в ряды того самого клана. Мой Зоновский "крестный" так и остался моим бронепоездом, учителем и замечательным боевым товарищем, дружбой с которым я горжусь и дорожу. Ту сталкершу я больше не встречала. Насколько я знаю, она уже давно не была в Зоне. Не знаю, удивилась бы она или нет, увидев меня снова. Не знаю, стала ли я "прожженным сталкером", но Судьба все же привела меня туда, куда сочла нужным. По наблюдениям, она делает так всегда. Спасибо ей. *как всегда, жизнь придумывает все за меня, и диалог со сталкершей передан почти дословно. Хотите верьте, хотите нет, но в реале между этим диалогом и дальнейшими событиями прошло два года. 1. Лесной царь.mp3
  18. Боец Ромашка

    Девочка с Джекхаммером

    ТАНЦУЮЩАЯ ВО ТЬМЕ Ничем не примечательное двухэтажное строение выступает из кустов постепенно, словно подкрадывается. Я внимательно осматриваю его – на фоне ярких, точно фломастером нарисованных, деревьев, это неожиданно акварель. Серое с синим… нет, с черным. И люди здесь такие же. Расплывчатые, странные пятна. Как дождевые облака. Никогда раньше я не бывала в этой части Зоны, и мне хотелось бы рассмотреть здание поближе, но Айс не идет к этим людям, а осторожно кивнув, проходит мимо и тащит за собой меня. Я чуть голову не сворачиваю, оглядываясь… и, словно услышав, люди в серо-черном беззвучно отделяются от здания и идут за нами. - Что им надо-то? – хмурится Айс. – Ладно, у них вроде к таким, как мы, нейтралитет… «Таким, как мы?» - хочу спросить я, но мысли путаются, и язык повинуется лишь отчасти. Наружу выходит: - М-мы? - Ага, - обращаясь ко мне, он начинает говорить нарочито медленно и отчетливо, как с ребенком. Меня это сердит и в то же время пугает: неужели он не понимает, что я такая же, как и раньше? Или я и вправду превратилась во что-то другое? Я снова оборачиваюсь – люди в сером идут за нами, след в след. Айс останавливается. - Здравствуйте, - впервые за все время подает голос тот, что впереди, видимо, главный. – Пойдемте вместе? – и добавляет после короткой паузы: - Ведь вы же… на Янтарь? Айс пожимает плечами и продолжает идти вперед. Я иду за его спиной, стараясь держаться все время на одном расстоянии. Полтора метра. Откуда я это знаю? Шаг за шагом, шаг за шагом, мы все дальше и дальше углубляемся в чащу. Айс идет вполне уверенно, изредка останавливается, прикидывает что-то, и продолжает движение. Проходит десять минут, пятнадцать. На Янтарь, сказал он. На Янтарь… Я шевелю губами, проговаривая вкусное, звучное слово, и вдруг ясно представляю себе дощатую дверь на фоне грязно-желтой стены… Мы были там. Были, и не раз. Еще до ТОГО, КАК… Но ведь Янтарь не в ту сторону! Я осторожно пытаюсь рассмотреть лицо Айса, но он невозмутимо идет вперед. И тут я понимаю, что он знает, где Янтарь. И ведет людей в сером – но не в ту сторону, а по какому-то странному кругу. Я не делюсь этими мыслями, а просто, рассудив, что, вероятно, так надо, - молча иду за ним. Дойдя до какого-то оврага, Айс останавливается. - Вам вон туда сейчас, - он взмахивает рукой через овраг. – А мы по своим делам пойдем. Серые люди кивают и двигаются в направлении, которое задал мой вожак. Только когда они скрываются из виду, я тихо уточняю: - Янтарь разве там? Айс смотрит на меня удивленно и даже как-то радостно. - Ты помнишь? - Янтарь, - повторяю я. – Его там нет… - Точно, нет, - в голосе Айса слышится усмешка. – Вот пусть и походят, поищут. Это ж надо, так Зону не знать… - Ты нарочно? – изумляюсь я. Он только фыркает. Мы выходим на дорогу и потихоньку идем, прислушиваясь. Впереди трещат сучья, и навстречу нам вываливается массивная, мощная фигура, оплетенная щитками, трубами, проводками. Богатырь? Или Терминатор? Пока я, раскрыв рот, любуюсь сказочным персонажем, Айс подходит к нему. - Ишь ты, какой… первый раз так близко вижу. Раньше бы убежал… а теперь вон что. - Кол-ба-са! – отчетливо произносит богатырь и поднимает руку. Теперь я вижу: в руке у него пластмассовое ведерко, в котором лежит кусок колбасы. Он гордо демонстрирует его мне. Или угощает? - Какой классный! – не выдерживаю я. – Тебя угостили колбасой? - Кол-ба-сааа! – расплывается он от гордости. Но я уже не вижу его грузных, угловатых очертаний. Я вижу отважного бойца в самой крепкой броне, какую только можно придумать. Я вижу стремительность движения – в пространстве и времени… и еще одного… нет, двоих. Хотя больше все-таки одного. - Странник… - срывается у меня с губ. Огромная фигура содрогается, как будто это слово ему знакомо. Но все, что ему удается, - это протянуть мне ведерко. - Кол…ба…са? - Спасибо, - улыбаюсь я. – Оставь себе. - Ладно, пойдем, пойдем, - Айс тащит меня за рукав. – Опять что-то выдумала, какой еще Странник? Никогда не знаешь, что тебе в голову взбредет… Он говорит еще и еще, половина слов пролетает мимо, но из другой половины ясно следует одно: я определенно не молодец. Впрочем, я не особо и возражаю – к его ворчанию я давно привыкла. Еще тогда, когда мы ходили на Янтарь… Вот только что мы там делали? Вдруг Айс резко останавливается и показывает вверх. - Смотри, как красиво… Я послушно задираю голову. На фоне желто-зеленых ярких красок белыми искорками светится текучее, мягкое… Айс подпрыгивает и захватывает рукой целую горсть. - Ну-ка, помоги… он оплетает ствол винтовки блестящими ленточками. Я завязываю ее концы сначала на бантик, потом, под возмущенные возгласы Айса, на двойной узел. И мы идем дальше. Уже возле Бара я вижу красивую красную штучку, которая лежит на автомобильных покрышках. Я знаю, откуда она взялась. Совсем недавно воздух на этом месте кружился и менял свое направление, разбегались отсюда все живые существа… как от тех огоньков и искр, что мы видели недавно. И вот когда все это прошло, неведомый кровоток вынес на поверхность вот эту алую каплю. Я не трогаю ее, она остается лежать там, где была. Снова знакомая лестница. Мы идем наверх. Не успеваем войти, как меня перехватывает Стана. - Смотри, что я тебе нашла! – она протягивает мне небольшую круглую подушечку в виде кошачьей головы. – Помнишь, ты просила котика? Я улыбаюсь и вдруг вспоминаю нашу первую встречу, когда мы группой новичков шли из деревни вольных к бару и нарвались на отряд военных. И громкий шепот: «Беги за мной, прямо в лес, и ложись, прячься…» Теперь я знаю – это была она. - Котик твой, я не прошу за него награды, - говорит Стана. – Но если вдруг ты увидишь где-то Кристалл… - Кристалл! – восклицаю я, обрадованная тем, что могу тоже сделать для нее что-нибудь. – Есть! Близко! Я заглядываю в Бар, чтобы захватить с собой за Кристаллом Айса. В Баре слышатся возмущенные возгласы и стоны. Я подхожу поближе. - Сволочи вы, Темные… - ноет паренек в одежде вольных. – Чтоб вам военные век прохода не давали… - Больно нужен нам ихний проход, - невозмутимо отвечает Айс. – А тебе наука: не за все хвататься надо, что тебе суют. Подумать тоже не мешает… хоть иногда. Парень морщится, держась за руку. И я больше угадываю, чем вижу, расходящиеся от нее горячие волны боли. Его рука обожжена. - Нет, ну ты прикинь, - обращается Айс к Стане, уже сбегая по лестнице. – говорит: «Можно посмотреть?» Я, конечно, даю… А если он без перчаток, то кто ему доктор? Жгучий пух просто так хватать… Он подносит цевье винтовки к лицу Станы, и та невольно делает шаг в сторону. - Вот видишь, ты знаешь, - хвалит Стану Айс. – А этих еще учить и учить… Мы выходим из Бара и без труда находим место, где лежит Кристалл. Уже разворачиваемся, чтобы уходить… - Что здесь происходит?! Камуфляж. Много. Разноцветные пятна. Остановились. Смотрят на нас с Айсом, не отрываясь. Что мы им сделали? Стана и Сварог, не сговариваясь, встают между нами и неведомо откуда взявшейся группой, перекрывая им обзор. - Они с нами! – громко и строго говорит Стана. – Идите, идите, вы ничего не видели… Не будете же в вольных стрелять… - Пошли! – шипит Айс, и мы быстро отходим обратно к Бару. - Что это было? За что они нас?.. – допытываюсь я. Но он хмурится и не отвечает. А Стана, проходя мимо, тихонько пожимает мне руку. *** Мы стоим в ярко освещенном помещении. Вокруг довольно много народу. Некоторые откровенно глазеют на нас, некоторые просто слушают. Люди в синих комбинезонах, в черном, в камуфляже… - И вот, понимаете, профессор, пошел я за грибами, - с воодушевлением повествует Айс, - и тут мне на удочку намоталась какая-то хрень! Под общий смех он снимает с плеча винтовку со жгучим мхом и кладет ее на стойку. Человек, которого он назвал профессором, слегка вздрагивает и, не сводя с винтовки глаз, берет наощупь с полки перчатки. - Действительно, какая интересная… удочка… - Профессор убийственно серьезен. – А вы что-то помните? Вы же выполняли наше задание! Антенна! Помните? - Антенна?.. – задумывается Айс. - А вот у меня еще тут спиннинг неплохой! – влезает в разговор человек в камуфляже, показывая длинную узкую винтовку с деревянным прикладом. Новый взрыв хохота. - Тогда, может, хоть вы мне подскажете, - как ни в чем не бывало спрашивает Айс. – Эту удочку, ее как лучше забрасывать? С плеча, от плеча… или по классике? Свои слова он сопровождает демонстрацией «закидывания удочки», и успокаивается только тогда, когда Профессор достает откуда-то пачку бумажек. - Вот, возьмите, - он кладет их на прилавок. – Это вам за труды… Айс, продолжая изображать идиота, вертит бумажки в руках, нюхает, пробует на зуб. Я беру одну и начинаю складывать самолетик. - Эй, любезный, вы бы их убрали лучше! – волнуется Профессор. – Может, пригодятся еще? - А если они такие годные, то почему так мало? – заявляет Айс. – Мы тут чуть жизни не лишились, пока ваше задание выполняли… Профессор вздыхает и добавляет на стол еще три бумажки. - И все-таки… - недоумевает Айс уже в дверях. – Что бы такое поймать на эту удочку? Неужели… грибы? Хотя нет… грибов я и так нашел… Мы выходим наружу. Уже темно, моросит дождь. Пройдя несколько шагов, останавливаемя. - Нет, но… УДОЧКА?! – только и успеваю спросить я, когда нас накрывает сумасшедший хохот. Мы ржем как кони, стоя прямо посреди дороги, с включенными фонариками, так что нас видно метров на триста. Мы идем дальше на подкашивающихся ногах, визжим и хрюкаем от смеха, снова и снова вспоминая лицо профессора и его охраны. Удочка??? Грибы??? Айс резко останавливается и смотрит на меня. Потом снимает с плеча АКСУ и протягивает мне. - На. А то задолбался уже таскать. Вижу – вспомнила… Я бережно принимаю у него из рук автомат и лезу в подсумок за магазином. - Погоди! – Айс отбирает магазин и примыкает его сам. – Вот. А то опять потеряешь, ищи потом, свищи… Мороки-то с вами, отмычками… Ну что, денег срубили… айда в Бар?
  19. Боец Ромашка

    Днюха у Симбы

    Симба, золотой ты человек! Повелитель ПДА и властелин выбросов! У нас офигенная игра. Во многом - благодаря тебе. С днем рождения!
  20. Боец Ромашка

    Днюха у Легенды Зоны-Картографа

    Одна из самых любимых мной Легенд. Одно из самых сильных потрясений на первой игре - первая встреча с тобой. Фантастический отыгрыш, работоспособность, идеи. И всегда за любую движуху. Спасибо тебе. С тобой невероятно интересно играть.
  21. Боец Ромашка

    Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    *деликатно покашливает, напоминая о себе :)
  22. Боец Ромашка

    Девочка с Джекхаммером

    ОГОНЬКИ И КОТИКИ Раннее-раннее утро. Зима. Снег под валеночками поскрипывает глухо – значит, плохо лепится. Мне года три или четыре. На мне черная кроличья шубка, обмотанная сверху пуховым платком, шапка, варежки. Я еле иду в этом большом теплом коконе, но бабушка сильно тянет меня за руку – упаси бог опоздать на автобус, следующий только через три часа. - Бааааб, ну чего ты так быыыыстро… - ною я. – Ну баааа… Темная фигура впереди меня оборачивается. - Да что ты заладила? – голос очень знакомый, родной, но совсем-совсем не бабушкин. – Какая я тебе нафиг бабушка? Топай давай! Я пытаюсь повертеть головой, осмотреться в непривычно большом и незнакомом мире. Зима и звездное небо куда-то пропадают, на лице я ощущаю дождик. Мы в каком-то месте, похожем на лес? Он странный, как на картинах импрессионистов. Диковинные желто-зеленые деревья прорисованы словно небрежными, расплывчатыми мазками, они постоянно меняют форму и очертания, как и золотистая трава под ними. То ли сон наркомана, то ли мультфильм Диснея. Впереди на дороге – веселые мелькающие огоньки. Как новогодняя гирлянда. Я выдергиваю руку из руки того, кто меня ведет, и хочу подбежать посмотреть, но ноги слушаются плохо, я чуть не падаю. - Куда, куда?! – кричит все тот же голос. – Стой, не лезь куда не надо! - Там красиво… - пытаюсь объяснить я. Мне столько всего хочется сказать, расспросить, вспомнить… но язык, как и все тело, неповоротлив, не слушается, слова еле выползают. Тот, кто идет со мной, подлетает, хватает меня за плечо и с силой дергает на себя, оттаскивая от огоньков. Потом сам медленно подходит к огонькам, протягивает вперед руку. Его фигура видится мне нагромождением темных штрихов посреди буйства красок, что царит вокруг, - и все же она мне очень знакома. - Я… то…же… - с трудом выталкиваю я из себя слова. Но он продолжает крепко держать меня за своей спиной, на расстоянии. Касается огоньков – и я больше чувствую, чем вижу, что он улыбается и недоверчиво покачивает головой. Постепенно его хватка на моем плече ослабляется, он поворачивается ко мне: - Иди, можно. Конечно, можно, мне не нужно было касаться огоньков, чтобы проверять! Я со всей доступной мне поспешностью бросаюсь вперед и протягиваю руки. Огоньки приятно теплые, можно даже руку внутрь засунуть, чем я и занимаюсь следующие несколько минут. Хожу между ярких всполохов, зигзагами, стараясь не наступить – а вдруг им будет больно? Они всегда были тут? Почему я раньше не знала, какие они замечательные? - Ладно, наигралась и хватит! – его голос снова становится строгим. – Нам в Бар надо, не отставай! И, видимо для того, чтобы уж точно не отстала, мой спутник снова крепко берет меня за запястье. Что это за место такое – Бар? Зачем нам туда? Обдумывая, как бы половчее все это спросить, я смотрю на маячащую впереди меня черную массу. На ней выделяется продолговатый предмет, который я тоже не прикасаясь сразу определяю как металл и дерево. Похожая штука висит у моего «ангела-хранителя» на груди, и он странно придерживает его одной рукой, где сейчас все внимание сосредоточено на указательном пальце, но он никуда не указывает, а лежит рядышком с небольшой металлической скобой. И скоба эта – тоже сейчас главная. Это что, тоже такой указательный палец? Я дергаю вожака за рукав. Он останавливается, поворачивается ко мне. - Это такой палец? – я пытаюсь коснуться металлической скобки, но мой спутник не дает мне это сделать, дергается в сторону. - Не трогай! Ты что! Нельзя! – Он грозит мне указательным пальцем. - Палец… и тут палец… - показываю я на его руку и на железяку у него на груди. Потом сцепляю свои собственные указательные пальцы друг с другом: - Мирись-мирись-мирись… Темная фигура тяжело вздыхает и рукой в тяжелой армированной перчатке неловко гладит меня по голове. - Ты ангел? – спрашиваю я. - К сожалению, нет! – отзывается он. – А хотелось бы. Потому что сейчас с тобой управляться – это ж ангельское терпение нужно… Эй, эй, даже думать забудь! – прикрикивает «ангел», видя, что я тянусь к металлической и деревянной штуке у него за спиной. – Тебе сейчас калаш дать – все равно что дитю малому. И себя покалечишь, и других. Нельзя тебе пока. И вообще – кучу времени уже потеряли тут с тобой! Давай, вперед! *** Мы в месте, которое называют Баром. Тут мелкая россыпь импрессионистских мазков сменяется буйным многоголосием Босха – но и это место по-своему прекрасно. Много движения, все о чем-то говорят, все чего-то хотят, чего-то ждут… - но большинство фигур видится мне тоже нагромождением штриховки, но не отчетливой темной, как у «ангела», который стоит сейчас у стойки, а светлой и невнятной, как будто штрихи растерли пальцем. Одно из таких пятен садится напротив меня. - Ты помнишь меня? А что с тобой случилось? - Ты кто? – я силюсь что-то угадать, но образ ускальзывает. А голос – голос знаком. - Я Стана! Мы общались до того, как… - она умолкает, как будто не хочет говорить о чем-то плохом. - С…тана? – повторяю я. - Да! – она радуется как ребенок. - А я кто? - Ты не помнишь? – кажется, ее огорчил мой вопрос. – Ты Ромашка. – Что произошло с вами? Помнишь что-нибудь? - Ромашка… Небо… - я показываю вверх, жестикулирую, пытаясь передать всю красоту, что открылась мне. Но как объяснить, когда речь не поспевает за мыслями? – Красиво было… К-к-рррасное! - Ты увидела красное небо? – она берет меня за руки. - Да, да! – улыбаюсь я. – И другое – тоже… Я вижу! Здесь везде… красиво… хорошо…. Путанные, нечеткие очертания не дают мне рассмотреть ее лицо, но я знаю, что она улыбается. - Даже немного завидую. Тебе хорошо теперь? Плохие сны не снятся? Я качаю головой. Она оборачивается к стойке: - И Айс рядом… - Айс! – почти выкрикиваю я. Конечно, я вспомнила, как его зовут! – «Ангел» у стойки резко оборачивается, делает шаг ко мне, потом видит, что ничего не случилось, и возвращается туда, где стоял. - Да, это Айс с тобой, - подтверждает Стана. – Он был с тобой, когда небо было красным? - Да! – киваю я. – Хороший! Сказал… в баре сосиски… но не ушел… - Сосиски? – смеется Стана. – Ну, если не пошел сосиски есть, а остался с тобой под Выбросом, - значит и правда хороший… Вблизи вырастает еще одна заштрихованная фигура. - Это Сварог, - указывает на него Стана. – Тоже не помнишь? Я не помню, но угадываю, что это не враг. Но и красивого неба он тоже не видел. Оттого и прорисован расплывчато, неумело. Как фон. В отличие от четкого, контрастного силуэта «ангела» по имени Айс. - Говорят, квадрат бы один проверить… - обращается Сварог к Стане. – Да побыстрее… - Мы были там! – перебиваю я. – Недалеко! Знаю! Там огонечки по земле бегают, красивые! Можно играть… - Огонечки, говоришь? – настораживается Сварог. – И они тебе ничего не делают? - Тёплые! Красивые! – радуюсь я приятным воспоминаниям. - А нас туда отвести сможешь? – Сварог наклоняется вплотную ко мне и говорит медленно, как с ребенком. – Чтобы нас огонечки не тронули? - Нам нельзя с ними играть, - растолковывает Стана. – Очень горячо! - Тёплые… - недоумеваю я. Разве можно бояться такой красоты? - Что у вас тут? – подходит Айс. – ЗдорОво, Сварог! Вот… до Бара добрались… - Проведете вот сюда? – Сварог тыкает пальцем в карту на ПДА. – С нас пиво! Айс смотрит на меня. - Не устала? Пойдешь? Конечно, пойду! *** Мы шагаем по разбитой тропинке вчетвером: Стана, Сварог, Айс и я. Ноги слушаются все еще плоховато, но я рвусь вперед как могу: Мне самой не терпится исследовать этот новый красочный мир, где я еще не до конца разобралась, что к чему. А посмотреть тут есть на что. Диковинные деревья тянут к небу свои прямые, как стрелы, фосфорно-белые стволы. Листва на них сияет чистым золотом. Здесь всегда было так красиво? Или я просто этого не замечала? - Ты сейчас что-то видишь? – спрашивает меня Стана. - Красиво!.. – пытаюсь объяснить я. – Золото… и свет… - Здорово, наверное! – улыбается она. – И тебе не больно? – ее лицо становится озабоченным. – Глаза… не болят? Я прикасаюсь к глазам и чувствую, что их что-то закрывает. Странно, а как же я тогда вижу? - Эй, не трогай повязку! – прикрикивает Айс. – У тебя там… в общем, не надо снимать! - Я… вижу… - высказываю я как могу свое удивление. Темный силуэт впереди чуть притормаживает, пропуская Сварога вперед, ждет, пока я поравняюсь с ним, и хлопает меня по плечу. - Конечно… видишь… Знать бы еще, что… Вдруг идущий впереди Сварог резко тормозит и отбегает назад. - «Электра»! Я присматриваюсь – действительно, по дороге бегают искорки. Зачем же их бояться? Я беру Стану за руку и делаю шаг вперед. Стана немного медлит в нерешительности, но потом все же следует за мной, внимательно глядя на ПДА. Мы медленно проходим по искоркам, в самую их середину. Края блестящего «озерца» поднимаются, вспыхивают вокруг нас светло-голубым частоколом. Стана вздрагивает и хватает меня за предплечье, но ничего плохого не происходит. Я же говорила! Я радостно хлопаю в ладоши и подпрыгиваю. Айс делает шаг в пляшущие молнии, но и ему они ничуть не вредят. Идущий поодаль Сварог пытается последовать за Айсом, но тут же отскакивает, потирая колено: искорки укусили его. Как же так? Я перевожу Стану на другую сторону, возвращаюсь за хмурым Сварогом. Он неохотно приближается к краю «Электры» в третий раз… и ничего не происходит. Все так же, как и было, молнии взмывают ввысь, но уже ничем ему не вредят. - А вот это уже интересно… - качает он головой. – Айс, а ты так не можешь! Айс пожимает плечами. - Айс хороший! – вступаюсь я. - Хороший, хороший, кто спорит-то… - ворчит Сварог, и мы двигаемся дальше. Вот и то самое место. Несколько пустых деревянных строений рядом друг с другом. Мы тихонько начинаем их обходить. Айс заходит внутрь, а мы со Сварогом и Станой идем вдоль стены. - Сзади! – вдруг резко выкрикивает Сварог. Мы оглядываемся, а он отпрыгивает, вставая за меня. Примерно метрах в трех на желтой листве сидит удивительное существо. Длинные гибкие конечности, на которых, наверное, очень удобно бегать и прыгать. Смешные полоски с красненькими вкраплениями на спине. И милая мордочка с круглыми глазками и хоботком. Что это за чудо? - Привет! – машу я ему. – Ты так здорово прыгаешь! Ты зайчик? Зверек тихо поскуливает. Стана быстро выглядывает из-за моей спины сует мне в руку конфету. Я беру ее и делаю шаг, потом другой, по направлению к «зайчику». - Ты хороший! – говорю я, и тут меня накрывает, как тяжелой морской волной. Я больше не вижу смешное прыгающее существо. Я вижу человека в тельняшке. Он пришел в Зону давно, очень давно. Искал… что же он искал? Богатства? Приключений? Славы? А нашел – вот этот леденец в моей руке. - Ты меня понимаешь? – потрясенно говорю я… или просто думаю? Существо припадает к земле. Словно и правда слышит. Словно мне удалось достучаться до того человека в тельняшке… очень глубоко в прошлом. За моей спиной тяжелое частое дыхание сталкеров. Они напуганы. - Вот, возьми, - я протягиваю вперед руку с конфетой. – Возьми, скушай. И не ешь здесь больше ничего. Иди… Иди… Дрожащие темные лапки складываются в пригоршню и тянутся ко мне. Я делаю еще шаг и опускаю конфету на ладонь, когда-то бывшую человеческой. Легко касаюсь головы зверя. Он вдруг издает звук, похожий на мурлыканье, и трется о мою руку. - Котики! – вскрикиваю я, внезапно вспомнив. - Кто здесь?! – выламывается из дверного проема высоченная фигура Айса. Фантастическое существо взвизгивает и в два прыжка скрывается в чаще. - Что ты наделал! – сетую я. – Напугал зайчика! Нет, котика… А я так люблю котиков… - Это снорк! Снорк, а не котик! – терпеливо объясняет Стана. - А мне нравятся котики! – упрямлюсь я. – Вот бы мне одного… хоть какого-нибудь… - Ладно, нам пора! – прерывает нас Сварог. – Спасибо, что проводили. Увидимся в баре! - Котики… - ною я, пока Айс снова не берет меня за руку и не собирается уходить. Но на прощанье Стана все же успевает шепнуть: - Я обязательно найду тебе котика. Вот увидишь!
  23. Боец Ромашка

    Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    Ну, я ориентировалась на то, что ты не играл, а только фоткал. Снимки ачешуенные!
  24. Боец Ромашка

    Отзывы по игре 6-8 октября 2017

    Мы просто ползли потом на четвереньках всю обратную дорогу . Жаль, на видео никто не снимал.
  25. Боец Ромашка

    Фото/видео с игры 6-8 октября 2017

    Вот да! Очень эпик было.
×