Перейти к содержимому

Уважаемые игроки, у нас новая электроника и оборудование, прежде чем регистрироваться на игру, проверьте, подходит ли ваш смартфон под указанные требования новая электроника

Gimli

Перекрестки Богородского

Recommended Posts

PDA.

"Схрон":

 

Богородский, наслаждаясь воцарившейся в детской тишиной, машинально листал электронные страницы очередной сталкерской вирши.
- Вот ведь, мало мне Зоны перед глазами, на работе, в снах, еще и чужие путевые заметки по ночам читаю…
Глаза выхватили очередную строку: «Интересно ведь получается: в Зоне по дому скучаешь, хотя какой это, к чёрту, дом, так, очередной схрон за Периметром».
- Дом.. всего лишь схрон.. за Периметром.. Черт! Зачем он это написал! Всего лишь схрон..
Богородский выключил книгу и с тоской глянул в предутреннее небо за окном.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

PDA.

"Сон":

 

Пластик плакатов на стенах, аппаратура, мебель коверкались и исчезали в гудящем пламени. Тени метались по бетону – не то от дыма, не то людей, стремящихся вырваться из развернувшегося ада. Закрывая лицо парящим рукавом, на котором надрывался ПДА, Богородский отступал к стене, рассчитывая увидеть хоть какой-то прогал в пламени, чтобы броситься к двери, но его все не было.  Да что же это? С чего началась такая беда? Где он? И словно услышав, пламя качнулось в сторону. Проявились контуры приоткрытой гермодвери, а рядом с ними – стойка с контейнерами, шкаф со снаряжениям... Он на Янтаре! Но почему огонь? Нет времени, надо бежать, пока еще есть шанс выбраться наружу. Вперед!  

..и Дмитрий открыл глаза. Ночь, тишина. Он дома. Но в ушах еще слышен характерный треск проснувшейся жарки. Аномалия. Что она делала в помещении Янтаря? Нет ответа. Как не было его и в других снах. Сколько их было? Карусели, электры. Или дело в нем самом? Тогда зачем аномалии посещают его сны с таким упорством! Что хочет сказать Зона, о чем предупредить?

Посмотрев на часы, ученый, снова закрыл глаза, надеясь отыскать ответ в следующем сне. 

 

 

Оттуда же

"Учения":

 

- У меня эксперимент срывается! Кто приказал? ПРИКАЗАЛ?!! Знаете, уважаемый, у нас в институте все-таки не армейские порядки действуют! (короткие гудки в трубке..)
Надо же такое придумать!! Командно-штабные учения ученых (вот ведь каламбур…) на территории, прилегающей к Зоне. И чему собираются военные учить полевых лаборантов и экспедиционный корпус? Как идти в атаку на зомби или как прятаться от фанатиков в складках местности? Первое не наш профиль, а во втором ученые и сами неплохо поднаторели за прошедшие годы.
А в прочем,  учения будут проходить в квадрате с недавно зарегистрированным источником гравитационной и сейсмической активности. Ребята местные говорили, тропа сталкерская там неподалеку… и если прихватить с собой несколько зондов с минеральным имплантом, можно успеть расставить их в нескольких любопытных местах. Лишь бы наши наставники в погонах до упаду не загоняли и удалось бы улизнуть от них на часок..
Пусть пока пузачи наши по прилегающей территории побегают, а у меня и в Зоне дело найдется.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Лекция

 

 

 

- Мы предполагаем, что Зона по сути своей – аномальная геосинклиналь (для краткости - АГ), литогенез в которой протекает по уникальным для геосферы, если можно так выразиться, эндемичным законам. Потенциал к дальнейшему расширению площади Зоны невозможно определить без геологического изучения слоев грунта вплоть до ключевого источника возмущений…

История возникновения АГ, полагаю, вам известна. Однако, катастрофа ЧАЭС ли повлияла на возникновение Зоны, или первые тектонические,  биоэнергетические или иные проявления формирования АГ стали причиной разрушения четвертого энергоблока по-прежнему доподлинно  установить не удается. И в этом вопросе мнения научной среды расходятся. Косвенно теория «виктимности» ЧАЭС подтверждается второй катастрофой, равно как и периодическими сейсмо-энергетическими возмущениями, т.н. «выбросами», которые можно рассматривать как проявление вулканической сущности АГ.

Таким образом, мы полагаем, что причины возникновения АГ следует искать в слоях геосферы - коре или даже мантии планеты.

Эндемичность законов АГ также позволяет рассматривать теорию принудительного аномального литогенеза, вызванного направленным воздействием на конкретную область геосферы сущностей или спектра явлений неустановленной природы…

 

Богородский расхаживал вдоль ряда притихших студентов, нервно сцепив руки за спиной.

Не в первый раз ему приходилось излагать перед аудиторией свою теорию возникновения Зоны. И всякий раз, глядя в глаза собравшихся студентов, он гадал, которые из них рано или поздно окажутся там, среди аномалий АГ. Взгляд выхватывал заинтересованные и полностью безразличные лица, удивление и плохо скрываемое недоверие. Кто из них? Нет, не лаборантом, просиживающим «крутую» практику в пределах Янтаря и боящимся не только выйти за периметр базы, но даже подойти к нему. Кто из них почувствует то неведомое, что навсегда останется в памяти и уже не даст покоя? Кому неверные тропы заменят асфальт городов, а ненадежные пристанища станут ближе благоустроенных квартир?

 

И раз за разом начинало казаться, что в аудитории есть тот, кто смотрит на него глазами, уже видевшими Зону изнутри. Но этот «тот» постоянно ускользал, оставаясь только на периферии зрения. Стоит посмотреть прямо – обычные люди, а чей-то прямой взгляд, полный скрытой боли, опять оказывался сбоку.

Возможно, поэтому поднятый взгляд Богородского начинал метаться по аудитории, не задерживаясь на ком-то конкретном. И он предпочитал глядеть на исчерченную доску или окидывать взглядом уже привычные очертания образцов, упакованных в демонстрационные контейнеры.

Перед глазами в такие моменты возникали тропы и изувеченные постройки, а в ушах – шелест. Неумолчный, глухой шелест Зоны, дополняемый то бормотанием, то резкими выкриками и временами разрываемый дальними выстрелами и взрывами.

 

Скоро. Уже совсем скоро он сам будет готовиться к экспедиции на Янтарь. Настоящей, многодневной. Программа экспериментов уже составлена. В группу ученых в этот раз войдут специалисты различных областей,  и чем-то эта экспедиция напоминает полет на МКС. Интересная ассоциация. Зона и открытый космос – миры с иными законами, где одинаково не выжить без подготовки и привычки, без экипировки и поддержки. И если космические сталкеры это все еще фантастика, то астронавты Зоны – вот они, совсем рядом.

 

Да, кстати, чей же это взгляд в аудитории? И почему он кажется Богородскому таким знакомым?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Перекрестки Богородского. Угроза изнутри.

Наука начинается с вопросов. Как, почему.. где, наконец. Но она заканчивается, когда задаешься навязчивым вопросом «зачем». Точнее, грубым «нахрена». И за ним неминуемо наступает кризис. Кризис среднего возраста, если внимательно посмотреть на календарь.

 

Нахрена тратить время на изучение точечных проявлений среды с непознанными законами? Искать отдельные точки на кривой неизвестной функции.. Невозможность копнуть глубже или взглянуть сверху досаждает более всего. Находим, собираем. Подвергаем и изучаем последствия. Убеждаемся, что неподверженное способно повлиять, а подверженное необратимо теряет, часто ничего не приобретая взамен. Гениальное наблюдение!

 

Хочется творить, но создать самому удается лишь грубое подобие самого простого. Хочется изучать, но неподверженное упорствует, а подверженное уже не представляет серьезного интереса, поскольку само является следствием.

 

А что если вновь повлиять на подверженное? Несколько лет назад именно эта концепция словно по наитию легла в основу программы экспериментов Дмитрия Богородского, впервые попавшего в Аномальную зону. Взять знакомое и легко изменяемое и как фотопленку предъявить всему непознанному и неподверженному, что только встретится. И посмотреть, что в итоге можно будет положить в «фотоальбом». Сказано – сделано.   

 

«Фотоальбом» удался. И позднее занял исследованиями многие часы рабочего и нерабочего времени.  Вот они, родимое «как» и многообещающее «почему». «Где» тоже понятно – только там, в Зоне, но уже не бесконечно далеко. Путь с аэродрома подскока до вертолетной площадки недалеко от кордона за пару лет уже знаком до мелочей.

И вот теперь, упаковывая опытные образцы для очередной экспедиции, Богородский как холодок по спине почувствовал приближение этого «нахрена». Нахрена везти в Зону отдаленные подобия эндемичных образований? Чтобы провести эксперименты! Надо же, возомнил! Светило науки.. полночное. Конечно, после «фотоальбома» появились гранты, были публикации. Пришлось даже читать лекции коллегам и некоторым посвященным неофитам. Но самого себя не обманешь. Если не будет шанса в деле применить свои наработки, результаты всех экспериментов так и останутся на бумаге.

 

О них можно поведать миру, даже продемонстрировать заинтересованной публике. Но нахрена это все? Вот опять вырвалось…
 

Если так и дальше пойдет, в пору будет сменить комбинезон на тертую шторму и пуститься заячьим скоком да волчьей рысью. Куда? К Монолиту? Нахрена?! Блин…

 

Эти мысли сопровождали Богородского уже по пути на Янтарь. В этот раз обошлось без эксцессов. Зона словно вымерла. Или просто утратила интерес и потому не вышла встречать новую экспедицию. Ни вездесущие фанатики Монолита, ни муто-фауна в этот раз не побеспокоили. И лишь непонятное чувство ожидания повисло в воздухе. «Что-то будет» – вспомнился мотивчик из детского радиоспектакля про Али-Бабу.

 

И это что-то не заставило себя ждать. Как часто случается, размеренная жизнь лаборатории словно взорвалась. Сначала удивленного Богородского отправили осматривать чуднОго сталкера с синдромом раздвоения личности или неизвестной мутацией в анамнезе. И лишь обнаружив стабилизирующее воздействие «Ночной звезды» на состояние пациента, Богородский ощутил смысл своего  пребывания рядом со штатным биологом экспедиции и приведшим пациента Болотным доктором.

 

Док. А если вежливо, Болотный доктор… Вроде, простой полевой медик. Даже в чем-то сталкер. Но Богородский сам видел, как он ходит по Зоне. И не раз замечал, как «плывут» показания приборов, когда тот появляется в лаборатории. Простой, да не простой. И не просто так пришел. Если вдуматься, он еще ни разу просто так не приходил на Янтарь. Что-то будет…

 

А будет Выброс. Внезапный, нарушающий сложившуюся было систему и потому не предсказанный заранее службой Янтаря. Лишь чудом удалось собрать под защитные периметры всех оказавшихся поблизости. Ученых, охрану и нескольких сталкеров – вместе с Доком и незадачливым пациентом. Тот, получив из хранилища Янтаря вторую «Ночную звезду», стал почти похож на соляной столб, и лишь незначительные движения отличали его от памятника самому себе.

 

Впрочем, в момент начала этого привычного для Зоны светопреставления Богородскому было уже не до него. На лабораторном столе, спешно превращенном в медицинскую кушетку, лежал (вернее, лежала) самый неожиданный гость, который мог оказаться в стенах бункера. Боец клана Монолит и по совместительству – молодая девушка.

Богородскому доводилось встречать в зоне представителей этого клана. И хоть сознание и даже некоторый опыт общения с ними подсказывал, что это просто люди, находящиеся под воздействием боевой химии или Зова – или всего сразу, но еще ни разу ему не встречалась в Зоне затянутая в пятнистый комбинезон женщина. Женщин в Зоне вообще немного. И Янтарь скорее исключение, поскольку в экспедиции женщины-ученые отправляются даже с некоторым удовольствием… В курилках ЦИЗ шутили, что едут они туда, чтобы классифицировать своих мужиков по сетке местной мутировавшей фауны.

 

Поэтому Богородский даже не заметил знакомо навалившегося коктейля ощущений от приближающегося выброса – тревоги, ноющей боли в местах сросшихся травм и неуловимого спектра вибраций.

Девушка была жива и внешне даже не ранена. Но находилась без сознания. Ее прямо под Выброс принесли на Янтарь двое сталкеров. И если бы не суматоха, охрана нипочем бы не пустила ее в бокс: известно, что на фанатиков выброс почему-то не оказывает летального воздействия, а деловых отношений с кланом Монолит официально Янтарь отродясь не поддерживал. Но ребятам на пятки наступал Выброс, сами сталкеры были хорошо знакомы и охране, и самому Богородскому. Поэтому все махнули рукой, а бойца Монолита приволокли прямо в лабораторию пред округлившиеся очи остолбеневших ученых.

 

Итого, на руках экспедиции оказались сразу двое пострадавших. И первое, что пришло в голову, что их случаи схожи. Вот только запас «Ночных звезд» иссяк, а попытка отобрать «Звезду» у Памятника могла опять превратить его в опасный вихрь, но уже посреди массового скопления народа. Незадача.

 

По счастью, фон мозговой активности девушки совершенно не походил на активность ни Памятника, ни его же в период, когда тот рычал и с энтузиазмом кидался на окружающих.

Что дальше? Лечить необычного бойца обычными средствами, даже не имея представления о диагнозе, глупо, если не сказать – опасно. И вообще, почему это Богородский так вцепился в это дело? Тут есть биолог, есть Док, наконец! А если она девушка (пусть даже на удивление симпатичная), так пусть ее наши девушки и осматривают. Это, по крайней мере, вежливо. И краснеть не придется. А то потом отмахивайся от их шуточек и хитрых взглядов.

 

Но отмахиваться пришлось не от них. Что-то явно происходило с одним из сталкеров, появившихся вместе с раненой. Казалось, что защита бункера на него не подействовала, и он на короткие промежутки оказывался под влиянием Выброса. Если бы не спокойствие остальных, можно было бы поверить, что защита сбоит. Но собравшиеся вели себя как обычно. И только он один был, словно одержимый Зовом… Зовом?!!

 

Проводник! Надо искать проводник пси-сигнала!!! И его нашли. Вернее, не нашли, где искали. Как раз, когда бедняга взвыл в очередной раз и сделал попытку вырваться, раздались удивленные голоса: на девушке НЕ БЫЛО Монокристалла. Такого просто не могло быть! Вернее, не могло быть девушки. По всем законам она должна была быть мертва. Монолитовцы без Монолита не живут. Или все-таки живут?

 

Не время разбираться. Потому что этот момент обезумевший сталкер выхватил гранату. Все замерли. «Я остановил время, и все застыло…» Шевчуку в страшном сне не привиделась бы такая мизансцена: прообраз полевой операционной в бомбоубежище и над всем этим – высоко поднятая рука с гранатой. Еще миг – и все это разлетится кровавыми ошметками, как когда-то во сне. Вот она – новорожденная аномалия в сердце Янтаря, и некуда бежать: за стенами бушует Выброс.

 

Значение следующих нескольких минут еще предстоит оценить. И описать во множестве отчетов, и высказать на встречах. И пережить, вспоминая глаза второго сталкера, Волчара. Именно они с Томом подобрали злосчастного монолитовца. И, да, именно Том – тот самый знакомый дядя Том, втихаря ухвативший Монокристалл, так и не выпустив гранату, выбежал под Выброс за двери лаборатории, спешно открытые охраной. Охраной.. Нет, по законам Зоны Богородский не будет поднимать шум и требовать наказания для тех, кто пропустил вооруженных сталкеров на территорию базы. Ведь если бы не эта граната, Тома бы не выпустили из бункера. И кто знает, чем бы закончилась эта ночь в компании с новоявленным адептом Монолита.

Если бы не эта граната, мне (да, мне – хватит уже третьего лица!) не пришлось бы услышать горестный крик Волчара: «То-о-о-м, вернись!!!!» И потом его умоляющее: «Ведь вы вернете его, профессор?»

 

И в это мгновение я понял – вот оно. Долгожданное, когда пан или пропал. Когда от результата прошедших двух лет зависит жизнь – чужая, иной раз много дороже своей собственной. Ящик сейфа на себя. Пробирка дрожит в руке, а в нее, рассыпая крупицы по полу – препарат 10.13.Х. Экспериментальный, выращенный из осколков метамиктного кристалла «фотографии» Зоны и крошечного фрагмента лепестка «детского» артефакта. Растет понимание причины странного состояния пациента: она осталась без проводника Зова, и оттого ее сознание половинно, если оно вообще сохранилось – ее сознание. А значит, нужен заменитель. И «детский» артефакт с усилителем, хранящим отпечаток нескольких аномалий – то, что нужно.

Пробирку – в руку без перчатки. Надо бы – на голое тело, но, чертово воспитание: ведь сожжет кожу, изувечит. Параметры фиксировались через кварцевое стекло, а значит должно сработать и так. Должно! Должно!!!

 

Сработало. Девушка открыла глаза.

 

Что было дальше, как закончился Выброс, как понемногу разошлись собравшиеся, я помнил плохо. Чувствовал, что запыхался, словно от долгого бега. Куда бежал и за кем – не помню. Как растворился Док, даже не заметил. Был – и не стало. Все-таки он Легенда. Верно про него сталкеры говорят.

Как ушел наш Памятник, возомнивший себя охотником на снорков, помню чуть лучше. Все-таки сам снарядил ему экспедицию. Спросите зачем – не отвечу. Но в душе оставалось ощущение ответственности за этого беднягу. В конце концов, найти снорка после Выброса не сложно. Сам отыщется, далеко ходить не надо. И если группа будет готова к его появлению, так у нее будет больше шансов уцелеть. Поймают, так мы готовы и заплатить ребятам за этого мутанта. Янтарю он тоже может пригодиться. У биолога нашего, помнится, были стройные планы чуть не на весь местный паноптикум.

 

Ушла и девушка. Ей не понравилось прежнее пятнистое снаряжение, и ученые подобрали ей из местных запасов потертую псевдо-туристическую одежду со встроенной защитой невысокого уровня, какую обычно носят вольные сталкеры.

 

Смутно помню ее разговор в полголоса с главой экспедиции о каких-то парах, семинарах… Неужели путь в клан Монолита пролег для нее из институтской аудитории?

Первое, что помню отчетливо – звенящая немногими включенными приборами тишина в лаборатории, когда члены экспедиции, наконец, остались одни. Захотелось сесть и замереть. А еще почувствовал знакомое по дому ощущение, когда после ухода важных гостей наступает пора собирать грязные тарелки. А гости и вправду важные, ведь к нам многолика и неповторима заглянула на Выброс сама Зона. И ушла, оставив на память ответ на главный, мучивший меня вопрос – нахрена.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Откуда берутся дети )))

 

 

На маршрут с Янтаря уходила группа ученых вместе с военсталкерами и подрядившимися их сопровождать вольниками.
 

Риск любой вылазки в Зону балансирует между  «ничто не предвещало» и «никто не застрахован». Дальше можно дописывать любой текст. Хоть в официальные бланки отчетов этот префикс включай!

Маршрут был старательно изучен, сверен с картами аномалий. Была получена сводка по присутствию  мутировавшей фауны в пересекаемых квадратах. Затребован прогноз выброса на период следования группы.. И, как говорится, ничто не предвещало.

 

Однако группа исчезла. На ПДА пришло невразумительное сообщение о потере связи с устройствами ученых с указанием квадрата, но без определенных причин. Просто были люди – и нет.

Ясное дело, всполошились на Янтаре, направили в квадрат группу спасателей – все тех же военсталкеров. И снова потеря связи.

 

Тут уже пришлось признать пропавшими без вести обе группы и нести повинную голову в ЦИЗ. Ведь известно, что меч чего-то там повинное не сечет. Зато ЦИЗ сечет, просекает и даже высекать может. Мастерски – и искры высекать может, и спины.

 

Досталось тогда на орехи. И тем, кто прогнозировал, и тем, кто составлял. А толку-то? Потерли ушибы, закрыли для посещения квадрат, где группы исчезли. И стали ждать сталкерской молвы. Это ученым запрещено да закрыто, а сталкеры везде пролезут. Не только куда нельзя, но даже где невозможно. И что важно, обратно вылезут и вестями поделятся. Не с учеными, так в баре растолкуются. А Зона слухами полнится.

 

Дальше-то известная история случилась. Дети в Зоне откуда-то нарисовались. Или, как сам же их тогда окрестил, сталкеры в камуфляже не по росту. Как я среди аномалий двоих малышей встретил, да что из знакомства с ними вышло, рассказывал уже.

 

Официально ЦИЗ их существование поначалу как сенсацию не признал, отнеся это к промашкам полиции и разгильдяйству кордона. Сдали на руки медикам, передали сведения правоохранителям и в органы опеки да положили дело на полку.

 

Однако скоро выяснилось, что дети есть, даже подростки есть, а мест,  откуда они по недосмотру пропали – нет. Не числятся, не проходят.. Ну, и так далее.

Короче, «сняли дело с полки», а там еще одно лежит. Про группы пропавшие.  И нашелся умник, кто от скуки их сверять взялся. А что?  Координаты потери и обнаружения расходятся, времени между событиями прилично прошло, но до исчезновения экспедиции о детях в Зоне точно никто не слышал.

 

И копнули тогда ученые с Янтаря совсем в неожиданном направлении. Наверно, чудеса Зоны так на восприятие действуют – расширяют его пределы в области, которые обычные ученые за сто миль обойдут. Просто потому, что там классическая наука отсутствует. Шарлатанство одно. Запросили детские фото ученых и военных, что без вести пропали.

 

Ну что, готовы? Именно! Они!!!

 

Кто старше был в момент исчезновения, кто младше. А константа смещения одна. Вот тут-то и запахло в воздухе сенсацией. А как она пахнет известно. Это ж готовые темы для диссертаций, гранты, исследования!

 

А что с детьми-то делать? В детский дом отправлять на общих основаниях – так у них семьи есть. Ну, у кого есть. Вот и собрали их тогда – тех, кто сам по себе второй раз взрослеть принялся – в кадетский корпус под покровительством ЦИЗ. А чтобы статистику поправить, восстановили их в чинах да должностях, объявив пострадавшими в результате хроно-аномального воздействия невыясненной природы.

 

Бегают теперь иной раз по ЦИЗ действительно младшие научные сотрудники с совсем младшими лейтенантами. Кто постарше оказался, в наших лабораториях школьную практику проходят. Да, что уж теперь – и в экспедиции в Зону с учеными иной раз выезжают, когда в них особая потребность есть. Вот только на периметр охранения нашим солдатикам путь еще надолго закрыт. Но они и не расстраиваются.

 

Их дело молодое!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Перекрестки Богородского. Сталкерфест-5 "Карусель"

 

 

 

 

 

- Читал твой отчет, – собеседник не отводил от меня заинтересованного и немного лукавого взгляда. – Судя по нему, удачно сходили. Но если неформально, чем все тогда закончилось?

 

- Хороший вопрос. Мне бы, дружище, вспомнить, чем и зачем все начиналось, чтобы понять, что именно закончилось. А уж чем – будущее покажет. Любую историю можно оценивать только с расстояния. Когда угаснут эмоции, появятся рассказы очевидцев связанных событий. Когда станет понятно, что случилось после. Любая история без эпилога – только половина истории.

 

Эта экспедиция мне напомнила вылазку годичной давности. Помнишь, когда был найден и просто непостижимо для ученого утрачен «Цветок»? Я его тогда «потерял» вместе с львиной долей отчета: что-то «во избежание» стер, что-то оставил для оч-чень служебного пользования. Кроме тебя и еще нескольких ребят все равно никто не поверит. Так даже лучше.

 

Тогда доставили на «большую землю» пропавшую группу ученых и военных сталкеров, причудами Зоны возвращенных в безоблачное детство. Потом много о ней пересудов было. И хоть по бумагам группа считалась пострадавшей в аномальной зоне, не нашлось среди научной братии снобов, посчитавших такую трансформацию несчастным случаем. Настоящий подарок судьбы! Каждый хоть раз мечтал прожить жизнь заново или получить второй шанс. Как тогда не двинулись в Зону  караваны на поиски той временнОй аномалии.. Только страх встретить в Зоне последний шанс вместо второго и остановил наших пузочесов от науки от массового исхода. А кто в Зону ходил, тот знает, что пустыми желаниями Монолит полнится.

 

Знаешь, по мне любая экспедиция – настоящий рок-н-ролл с панк-роком в придачу. «Бойся, проси, верь» – это по Кинчеву. «Не бывает атеистов в окопах под огнем» - Летов. «В последнюю осень…» - Шевчук. Мало ли еще строк проносится в голове, когда делаешь первые шаги внутрь периметра. А «я хочу..», «пусть Зона..» - это попса, ее по боку.

 

Но я отвлекся.  А тогда, видно, решили наши высоколобые отцы-покрыва.. хм, покровители, что для кратковременной вылазки в примыкающий к периметру район Зоны для защиты ученому и кадетов хватит. Мол, военсталкеры бывшими не бывают, наработка навыков в полевых условиях,  тренировка для ученого… А еще ни мощных аномалий, ни серьезной монстры в районе не ожидалось. В общем, отправили как в турпоход, совмещенный с детским утренником. Военсталкеров на экспедицию не выписывали, вот ты и оказался не в курсе.  Хорошо, у периметра сталкеры знакомые встретились. Помнишь Симбу и Лагера? Подумалось - пойдет дело! Ребята месяцами жизни в Зоне проверенные, бывалые.

 

Да не напомнил себе, что не любит Зона самонадеянности и разгильдяйства не прощает. Чем бы его ни оправдывали. Отправил кадетов с Лагером на разведку к ближайшей опушке, а заодно какими-то научниками брошенное оборудование подобрать. Лагер по пути приметил да нам по доброте сообщил. Вместо того чтобы схабарить да нам же и сторговать за деньги или в обмен на снаряжение.

 

И канула группа. Лагер один обратно прибежал и то, говорит, полпути полз. На засаду монолитовцев напоролись ребята.  Как их не постреляли – видать в рубашках родились. Или Зона уберегла... Да ты не удивляйся. Туда ученому пару раз сходить – и научный сленг только для конференций и отчетов останется.

 

Пока собирались на выход, сунул я тогда старшему группы в вещмешок документы, которые меня их командир просил передать. И забыл сразу. А фанатики, видать, искали что-то – вот и вцепились в записи да ребят вместо того, чтобы пострелять на месте, к себе на допрос потащили. Только это и спасло. В случае огневого контакта им и пары минут против целого взвода фанатиков не продержаться. И откуда он там взялся?!

 

Пошли мы тогда как грибники, совсем без военного прикрытия. Где-то осталась ваша гвардия, что ученых от «Янтаря» исключительно в сопровождении отпускала,  да грозные взгляды по сторонам усугубляла жерлами подствольников?

 

Спасибо, Симбу и Лагера уговорить удалось. Оба только вернулись.  Сам знаешь,  сталкер – как пилот. Рейс сделал, отдых да трапеза – закон. Да видать вид у нашей полумертвой экспедиции был совсем жалкий. Один научник да двое «хроников», как в лаборатории прозвали наших обретших вторую юность коллег. Если не зомби, то снорку на корм, да и только..

 

По пути наткнулись на место, где наших защитников подловили. Не сплоховали кадеты – одного фанатика Зоне хоронить оставили, но на большее пороху не хватило. И где их искать теперь никому не ведомо. Фанатики следов не оставляют, но в этот раз даже своего «двухсотого» бросили.

 

- Странно. Спешили?

 

- Видно, так. Дальше ничего особенного. Разве что на артефакты Зона не поскупилась: видать, в тот район сталкеры после выброса еще не заглядывали. Наши «хроники» все контейнеры заполнили, даже сталкерский схрон по всем правилам организовали. Посматривал только, чтобы для моего эксперимента хватило. Меня же и без артефактов в экспедицию отправили. Я не стал в отчете это указывать, а так и было. Наш скупердяй-завскладом твердит: «Нечего в Зону со своими артефактами ходить, на месте соберете или выкупите у местных старателей». И не поспоришь..

 

На полпути слышим – шум, пальба. Залегли. Думал, бандосы отношения выясняют.. Уже собрались район стороной обойти, как наших кадетов углядели. Так вот где они. Собирался я им высказать поначалу, что приказ не выполнили. Снаряжение не подобрали, но все равно на базу должны были вернуться. Да язык не повернулся. Если и вправду все так вышло, как сталкеры  по следам высмотрели, то не ругаться надо, а похвалить ребят. Что живы и на свободе. А как да что - потом расскажут. Главное убраться подальше: понятно теперь, что за шум, и кто в Зоне лишний раз пошуметь не боится.

 

Рванули тогда сломя голову, еле ноги унесли. Да на палестинку. И правда, ребята опыт не потеряли: они же не одни из плена сбежали. Они еще и Волчара оттуда вытащили, да «научника» монолитовского прихватили. Я бы на месте фанатиков тоже Зону наизнанку вывернул, а беглецов нашел!

 

- Достали-таки Волчара фанатики? Они ж настоящую охоту на него устроили после той истории с переодеванием.

 

- Ага, наслышан. Сначала он их достал, потом они его. И крепко достали: они ему какой-то свой препарат вкололи. Чтобы не рыпался. Или еще зачем. По внешним признакам, под его воздействием Волчар стал в зомби превращаться. Что уж у него внутри творилось, без обследования не понять. Но крутило его жестоко. Вот только выделить потом этот препарат из крови не удалось.

 

Они с собой того самого научника прихватили, что Волчару инъекцию сделал. Его спрашивали, что вколол – молчит. У меня с собой препарат был – тот, которым мы на «Янтаре» девушку-фанатика в себя привели. Я его монолитовцу и подсунул. Оказывается, он и с кристаллом на время из-под Зова выводит. Парень очнулся. Ну и подсказал, как состояние Волчара стабилизировать. Над этой его подсказкой сейчас наши ученые вместе с конторскими колдуют. Решают, какой гриф секретности на нее повесить.

 

А химия фанатиков в крови Волчара разложилась на атомы, не собрать..

 

- А ученый что?

 

- Был да сплыл. Итоги целевого эксперимента ты в отчете видел. А самое интересное потом было. Нас же за это «потом» две недели на карантине продержали. Я думал, каюк – в спец-лечебницу определят. Ничего, обошлось. Сочли обратимым воздействием  летучего галлюциногенного вещества, выделившегося при «отключении» аномалии. И отпустили из карантинного блока.. куда подальше да к «Янтарю» поближе.

 

Нас тогда прямо на точке эксперимента фанатики отыскали и по всем правилам взяли в осаду. Выход из здания один, площадь перед выходом простреливается. В проем выстрел из подствольника положить ничего не стоит. Если время есть, сиди да жди, пока сами вылезем.

 

Не удивляйся. Часовые были. Они сообщили о подходе фанатиков. Толку-то? Фанатики пару взводов пригнали по наши души и сразу в кольцо взяли. Что им у Монолита не сиделось?..

Хорошо внутрь не полезли и издалека стрелять не стали.

 

Мы и вышли, как я эксперимент закончил, а куда деваться? Сначала сам щеки надул и пошел со старшим их общаться. Может, хоть «хроников» наших да кадетов отпустят. Они меня очередью к земле прижали. Ну, думаю, добегался.. А потом слышу – затихли. Поднимаю голову…

 

А дальше понимай, как знаешь. Ты больше меня времени в Зоне провел. Может, сам такое видел или слышал от кого. Я не встречал. Представь, на дворе осень… что ха-ха!.. реально на дворе! Все в камуфляже. Наши - еще и с утепляющим слоем. А тут девчонка, в летнем платье, словно июль в разгаре. И босиком.. Только по лицу возраст не угадать.

 

- Контролер?

 

- Вряд ли. Не встречал я описания контролеров такой силы.

 

Дальше-то мне не до возраста стало. Наши эксперты это групповой галлюцинацией назвали. Но вместе только гриппом болеют! Классика… А там – и Монолитовцы во фрунт построились. Уж  и не знал, на что смотреть! И голос ее прямо внутри черепа звучал.

 

Тогда и ушел фанатик обратно к своим. На ходу взглядом остекленел и ушел. Видать, снова Зовом накрыло. Нам она тропу указала, да велела детям своим в нас не стрелять.. это фанатикам-то!.. И разошлись.

 

Да, вот еще. Напоследок она запретила сталкерам артефакты из Зоны выносить. «Сферу» забрала – и запретила.  

 

Но артефакты, доставленные в ЦИЗ после той встречи, своих свойств не меняли. Несколько выбросов с тех пор прошло. Сам проверял. Значит, либо и вправду всех галлюцинацией накрыло, либо запрет этот нужно осмыслить.

 

Симбу после той экспедиции встречал, он жив-здоров. Только молчаливым стал еще больше. Лагера и Волчара не видел. Но сами они регулярно в сети отписывают. Значит, в порядке.

 

Я вот что думаю. Проверить бы, выносили ли они артефакты с тех пор.

 

Да знаю, что это запрещено, и у нас никто, ничего и никуда… но проверить стоит. Сделаешь?

 

Я готов ходатайствовать перед нашими, чтобы взять ребят в штат.. ну или за штат «Янтаря». Не хотелось бы, чтобы толковые сталкеры пропали. А так они и при деле будут, и запрет не нарушат.

 

В лаборатории с руководством поговорю. Думаю, проблем не будет: полевые эксперты всегда нужны. А ты по своим каналам им легенду организуй.. Договорились? Вот и хорошо.

 

Ну, давай еще по одной!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Перекрестки Богородского. «Сицилианская защита»

Страница из дневника Д.А.Богородского..

Люблю я янтарь и все, что напоминает его по цвету и структуре. С детства привилось. Задолго до того, как начал говорить о нем с большой буквы. И с детства же не люблю уничтожать то, что когда-то сам сделал.

 

Смотрю на янтарный блик из окошка автоклава и думаю – не слишком ли дорогое топливо я избрал, чтобы полюбоваться этим цветом? Вспомнился Нерон, по легенде читавший свои стихи на фоне пылающего Рима. Ничего, уже балласт догорает. А от основного продукта давно ничего не осталось. Ну, почти ничего. Экспериментальный препарат  10.13.Х перекочевал из контейнера прямиком в автоклав. Лишь несколько светло-голубых крупинок оставил. Stop loss в действии.

 

А за нитку памяти тяжелой каплей зацепился еще один эпизод. Эх, Волчар-вольник. Видимо, судьба – тебе наворачивать немыслимые рейды по Зоне, а мне коллекционировать твои горестные реплики в свой адрес. Года не прошло с той ночи, когда я услышал твое: «То-о-о-м, вернись!!!!» И потом умоляющее: «Ведь вы вернете его, профессор?» Было ведь? Было.. И вот еще одна жемчужина в корону: «Она не работает, профессор»!

 

Говорят, у любого врача есть свое кладбище. Вот и у ученого на его бескрайнем поле экспериментов время от  времени тоже растут холмики, а порой и целые курганы неудач.

 

А как эмоционально развернулся сюжет? В пору любой психологической драме. В главных ролях – люди в масках. На одних пятнистый камуфляж, на других защитные комбинезоны. И предложение, от которого себе дороже отказаться …  «У нас товар, у вас купец…  а коль не купите – копец». И точно знали, чем можно увлечь ученых. Черт его разберет, откуда у фанатиков производственные мощности и светлые умы. На большой земле считают, что эти люди только воюют или молятся, а мозг им давно заменил ретранслятор излучений их мифического камня. Однако ж, извольте полюбопытствовать: по всем правилам – отчет о проведенных экспериментах. Весьма смелые гипотезы, подтвержденные лабораторными (вернее, полевыми) испытаниями. И все это нам: будьте любезны, примите в дар.. только не даром.

 

Интересно, они тоже книги о Зоне читают или сами же и распространяют? Однако, уверенный упрек в том, что в глазах ученых гибель вольных сталкеров на их заданиях – не существенней смерти лабораторной мышки, прозвучал как по написанному. Сам встречал такое мнение в книгах бесконечной серии S.T.A.L.K.E.R.

 

Вот и прилетело откуда не ждали. Да не просто так.  Отдайте, говорят, взамен мышку – у вас таких много. А мы, дескать, не обидим: поматросим ее на свой лад и… в амбаре выпустим. Живую, даже с лапками. Правда-правда. А не отдадите, сами возьмем. А заодно половину вольера порешим. Мышек невинных не жалко?

 

Одно не предусмотрели пятнистые братья. Мыши не наш профиль. И людей мы по головам не считаем. Но как быть? В отдалении отчетливо послышался звон чужих серебряников.. Как ни возьми, все неудобно выходит. И не бросить уже – решать надо.

 

Решили.

 

Мышей.. тьфу, черт! Людей от бесчинства монолита спасем. Эти врать не станут и облаву устроят. Как они к своим бойцам относятся, сам видел – когда из ВЫКЛЮЧЕННОЙ рации звучит: «Ты не справился. Прощай, брат». И этот брат сам себя – ножом по горлу…  Где и прятал? Обыскивали же! Кстати, лаборантку, которая ту рацию в руках держала, потом на большую землю с нервным срывом отправили.

 

Значит, нагонят своих в Бар или еще куда и свалку устроят, в которой многие вольные бродяги бессмысленно головы сложат.

 

Еще условие - не говорить сталкеру о его участи. Ну уж, любезные – это мы сами как-нибудь. К вам он все равно под вашим психотропным препаратом попасть должен. И как издевка – в сочетании с препаратом противорадиационной защиты.

 

Вот только что ему говорить? Так и так, мол, братец. Решили мы тебя променять на пачку печатных листов и несколько капсул с неведомым препаратом.. Ты не думай, это дорогой обмен, правда-правда! Ты только представь, сколько ты теперь стоишь…

 

Еще противней.

 

Денег предложить, чтоб вольник сам метнулся? Само собой, предложим. Такая добыча и в самом деле дорогого стоит,  если бы ее удалось, скажем, у монолитовцев из лаборатории стянуть. Но тут-то все иначе!

 

И тут у нас как гром среди ясного неба. Том! Он же не просто так к Камню ушел. Ходили слухи, что сразу после этого у фанатиков некий ученый объявился. Он или нет, а шанс встретиться у ребят действительно есть. Где-то за гранью, но есть.

 

И опять взыграло ретивое: вспомнил, как год назад изящно девочку спас, что без кристалла осталась. Аккурат, когда Том с гранатой под Выброс бросился. Снабдим Волчара такой же пробиркой. Препарата я много изготовил – для разных целей. А эта цель самая благородная! Друга спасти. Из-под носа у всех.

 

К тому же, выторговали мы у монолита, что Волчар не один пойдет, а с ним гарантом безопасности наш военстал отправится. И тому фанатики тоже жизнь и безопасность гарантировали. А чтобы вероятность успеха нашей диверсии повысить, мы выдали военсталу такую же пробирку. Если при обыске окажется, что первую отберут – чтобы еще одна была. Авось выйдет!

 

И вот, инъекции сделаны, ребята отправились. Суета вокруг, а в голове часы тикают. Сколько ждать? И ждать ли вообще? Жду. Очень. Изо всех сил, если только это что-то изменит.

 

Много ль времени прошло – взвыла сигнализация. Выброс приближается! Надо сказать, в эту экспедицию Зона спокойна была, нас своим излюбленным катаклизмом не слишком беспокоила.  Однако ж, вот.

 

Забегали все, готовятся. И тут от блок-поста докладывают: Вампир с Волчаром бегут!  И как в матрасных фильмах, на ПДА истекают последние секунды до выброса. Вскочили в бункер секунд за 10 до отметки «ноль», уже под алые всполохи в небе. Врубили защиту, закрыли гермодвери – и тяжко дрогнули стены.

 

И тут у меня еще один выброс начался: смотрит на меня Волчар и говорит то самое: «ОНА НЕ РАБОТАЕТ, ПРОФЕССОР!» А это значит, ВСЕ ЗРЯ! Черт с ними, с бумагами. За них Волчару награду выпишем. Уже и забыл, что к чему было. Помню, что он друга вызволять шел и головой рисковал. Шел с оружием моего изготовления – и оно НЕ СРАБОТАЛО!!! Препарат не работает… не работает.
 

Закончился выброс, черед несколько дней закончилась экспедиция. Помню, как тяжелый вертолет отрывался от земли. Как встречали на большой земле.

 

А у самого в голове две мысли: кто виноват и что делать… Только не вопросы это, а утверждения. Потому что обе мысли начинались со слов «я знаю».

 

Я оказался не готов к тому, что препарат, похоже, не срабатывает в сочетании с монокристаллом. Что ж, не привыкать, начну все с начала. В основе препарата был лишь один из образцов, принесенных Темными. Есть и другие. Буду работать с ними.

А еще… в этом трудно признаться даже самому себе. Говорят, все пути жителей Зоны направлены к Монолиту. Все ведут, да не все выводят. Но если мой путь окончится у Монолита, теперь я знаю, о чем его попросить.

 

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Давно здесь ничего не появлялось, но прошедшей игрой навеяло*, знаете ли.

Не знаете? Тогда читайте. :)

*В тексте упоминаются реальные события игр "Чернобыльский гамбит", "Цена жизни", "Границы дозволенного" 

 

1.

-Лежите, лежите.
Лежу. Что мне еще остается после двух пулевых ранений в спину? Неудобно лежу: на животе. Предел моих мечтаний – повернуться набок так, чтобы не скрипеть зубами. Удивительно, насколько человек нелеп и беспомощен в таком положении. Говорить не хочется совсем. Молчу.

- Что ж это там у вас творится, Дмитрий Александрович?

Где там? Мне виден осточертевший валик, заменяющий подушку, на котором не творится ничего интересного.

- Четыре  эпизода с гибелью научных сотрудников за три неполных экспедиции! Военные ваши, как их там, военсталкеры, рапорта полотенцами строчат, а из них все равно ни черта не понятно. Кроме того, что организмы в Зоне расплодились без меры и бедокурят.

«Организмы», надо же – как емко. Под это определение и фанатик, и снорк, и вольный бродяга подходят. С зомби неувязочка: они фактически не организмы и не плодятся. Сразу «готовые» образуются. Ох, как завопил тот парень во вскрытом бункере, когда его контролер прибрал сквозь полуразбитую картечью дверь!

Но что-то еще задело. Начинаю мысленно загибать пальцы. Число не сходится.

Прошлой осенью произошел взрыв в лаборатории в результате срабатывания защиты «газ». Как дело было, помню плохо, поскольку очнулся в больнице. Но помню, что там из ученых никто не погиб.

Лето этого года. Под выброс попала экспедиция с главой Янтаря, Юлией Ромашкиной. Было дело. Долгое время жил верой тому маленькому прибору, не зафиксировавшему биологическую гибель ученой, и ловил малейшие слухи о том, что ее видели то тут, то там. А теперь я и своими глазами ее увидел. Спасибо главе Долга! Увидел и даже парой фраз обмолвился. Она это! Ну или почти: меняет Зона людей по своему усмотрению. Да ладно. Еще свидимся. Вот только бы самому с этой чертовой койки встать. А для начала хоть бы повернуться на ней самостоятельно! Но тут отчасти согласен: для института Ромашкина действительно потеряна.

Этой осенью в лабкорпус после выброса кровосос со снорком ворвались и многих погрызть успели, пока их не остановили. Тут я бы и сам автора этой самодеятельности с гермодверью заставил давать показания. Столько инструкций за раз нарушить – это надо уметь. Талантище! Вот только об убитых либо хорошо, либо… Первым кровососу и достался, бедняга. И ученого этот кровосос прибрал. За щупальца, видать отомстил. Говаривал наш cнc, мол: «эктомированные щупальца не шевелятся, вот бы на шевелящиеся глянуть». Накаркал. Осторожней надо быть с желаниями в Зоне! Даже вдалеке от ЧАЭС. Хоть там и нет никакого кристалла (если он и был когда). Да.. «Если где-то нет кого-то (или чего-то), значит, кто-то где-то есть. ...и куда он мог залезть?» Ох, осторожней надо в Зоне с трепом! Любит наш брат вслух порассуждать. Но это два.

Три – когда группа под перекрестный огонь попала. Аккурат после проверки полубезумной идеи «дикого» снорка аудиозаписью Звонаря развлечь. Снорку это пение не понравилось. То ли привычного перегара не учуял, то ли тембр не тот. С места гибели группы двое раненых военсталов защищенный носитель принесли: там и результаты эксперимента были, и последние минуты жизни ученого остались. Но кто именно по группе прицельный огонь открыл, так точно и не выяснили. Бытовало мнение, что военные кордона в горячке боя с монолитовцами стали палить во все стороны, но вроде, не подтвердилось. Сошлись на том, что бойцы монолита сочли охранение экспедиции подкреплением противнику и привычно зачистили квадрат. Жаль мужиков, но что поделаешь. Зона..

А где еще? Я пока живой и, если верить нашим эскулапам, еще поживу. Вот только набок бы повернуться! И валик этот… достал! ЧП на Янтаре больше не случалось, иначе доложили бы непременно. Темните, уважаемый… Придется подать голос.

- Говорите, четыре эпизода. Я знаю о трех. Где еще один?

- К вам еще двое ученых шли. Аж из Аргентины! И не дошли: потом их группу вместе с охранением наши военные с кордона отыскали. Они толком и отойти от него не успели. Двое в жарке, один в карусели; остальных, всех в студне, ваша взбесившаяся фауна переловила.

- Странно. А кто охрану давал? К нам ни извещений, ни запросов не приходило. Или они и охрану там же, в Аргентине набирали?

- Так точно, со своей явились. «Сеньор, это бойцы наших спецподразделений! Лучшие из лучших!»

- Жаль ребят, с таким противником их спецподразделения не знакомы. Заодно мы в этом убедились. Готовьте рапорт об успешном эксперименте.. И знаете, применительно к ЧП мне цифра три не нравится меньше, чем четыре. Последнее – это не наше ЧП. Если бы группа в установленном порядке запросила охранение у Янтаря, ничего бы не случилось. Помните, Татьяну нашу,  Снегиреву, военсталы встречали? Никаких проблем. Так что оставьте на моей совести три, ладно?

- Ох и выдумщик! Но, пожалуй, соглашусь. Три будет лучше. А про этих южноамериканцев уже отписали куда надо. Их свои же чуть не шпионами окрестили: и пропали они не там, куда ехали, и финансировал их кто-то из тени. А все ж постарайтесь проанализировать еще раз, что фактически изменилось в Зоне. Артефакты вы новые привезли, студень этот.. Вам, как говорится, видней, вы и смотрите.

Смотрю. Валик, чтоб его! Но вежливость надо сохранять даже в таком положении. Соглашаюсь подумать, прощаюсь и остаюсь один на один с.. да, я этот валик надолго запомню!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

2.

Свербит. И в спине, и в голове. И еще не понятно, где больше. Как фотокарточки перебираю собственные воспоминания и пару бесед уже в этой палате. Что-то тут есть такое, чего с поверхности одеяла не видать. Ну что, валик, давай соображать вместе.

Ничем не примечательный набор экспериментов этой экспедиции сулил сделать ее самой заурядной – такой, которая только число выходов в Зону прибавляет, но не воспоминаний. Ощущения, что врос в полевой костюм, лица, камуфляжи, оружие. Разговоры. Помню беготню в лаборатории от ворвавшихся монстров, помню смертельно уставших ребят, уснувших прямо на банкетках. Выходы, тропы. Помню бункер – провал в темное облако, куда со мной вместе угодил Техник, и я его наощупь оттуда вытаскивал. Крота нашего помню. Он тоже в той тьме норку себе рыл. И его за лапы пришлось на свет тянуть.. Вообще странное это место. Техника помню, одетого наш полевой костюм, только без знаков отличия. В общем-то, обычная работа, если не считать критического скопления мутафауны у плохо прикрытой двери, которую в воспитательных целях Вампир изрешетил с обеих сторон картечью. Потом был контролер и выстрелы по своим. Или бывшим своим. Я не успел понять, скольких мутант на свою сторону принял, как начали стрелять из-за двери. Дальше спину как кипятком обожгло. Помню удивление от невозможности дойти до двери. А потом, без перехода –  палата и этот валик.

Что еще помню? Был разговор с пятнистым бойцом. Я тогда еще старался не оказаться на линии огня у своих же ребят, превративших того монолитовца в подобие «ежа наоборот» - стволами к себе. Помню, как выходили из-за укрытий другие монолитовцы, изображая полную покорность судьбе… стоп! Помню, что после этой встречи (ну, просто Лавров с Керри!) кто-то из наших сказал, что за нами с левого фланга наблюдала еще одна группа фанатиков. Или не группа, но минимум один в стороне точно был. Его тоже «вели», но демаскировать без причины не стали.

Вот это первая странность. Если монолит говорит о своей заинтересованности в совместном проекте и «открывает карты», то явно не все. Это стоит запомнить.

Потом, уже тут слышал рассказ о «пятнистом» мутанте (правильней – модификате) с пулеметом, который.. бросил в проем двери гранату и вошел в лабораторию! Меня тогда временно не было в мире живых. Во всяком случае, все, включая меня, были в этом уверены. А ведь я точно помню, как глава клана мне сказал, что ни он, ни его бойцы не будут противодействовать научной экспедиции в лабораторию, начиная с отметки «минус час» до подхода к объекту.

Получается, он сознательно лгал? Или счел устранение меня, как договаривающейся стороны, поводом отказаться от своих слов? В отсутствие у него контроля своих же бойцов не верю. Даже если они не совсем обычные.. Что-то тут не так.

А вот еще один разговор: мы уже забыли, как пытались отыскать мастера татуажа в Зоне, искусно наносившего на разные части тел одну незамысловатую татуировку. Эту информацию потом сами восстанавливали из архивных записей. Почему-то никто из ученых не смог вспомнить ни то, как проводились работы, ни даже то, как писались отчеты. Но личные подписи под документами свидетельствовали о том, что работа проводилась. Списали на недостаточный уровень защиты от пси-излучения. Дали по шее начальнику службы снабжения и забыли окончательно. А выходит, зря?

Тоже загадка. Надо еще поговорить с коллегами. Обещают после выписки из госпиталя длительный отпуск для восстановления и ссылку на воды. Вот тогда и поговорим.

А валик этот попрошу после выписки мне выдать! Иногда самый неудобный друг – самый надежный. Ох, черт бы тебя побрал, зомбак, что ж так больно ворочаться-то. Где тут кнопка?

- Сестра!!!

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×