Перейти к содержимому
Prist

Prist

Recommended Posts

Был обычный рутинный день, когда дверь в кабинет распахнулась, на пороге застыли люди в военных камуфляжах. Ни каких опознавательных лычек, нашивок, бирок… Взгляд спокойный и холодный. Я не особый любитель театральных сцен, но тут пришлось выдержать паузу…

- Не желаете представиться? Судя по вашей манере врываться в кабинеты…

Но договорить мне не представилось возможности.

- Майор вы идете с нами! Буднично произнес первый из визитеров.

Второй, молча подошел к столу, в его руках оказалась извлеченная из сумки красная книжечка с золотым гербом — двуглавый орел и щит с буквой «К». Документ был выдан Комитетом по предотвращению критических ситуаций с кучей печатей, голограмм и отметок о допуске. Сильная книжечка, но опасная.

- Майор. — Первый повернулся и направился по коридору к выходу.

- Вас требует наше начальство, так что будет проще, если мы все сделаем тихо. Да, Прист.

Вот так просто и эффективно. Как всегда, прошлое не оставляет ни кого. Давно я не слушал этого позывного…

Спустя каких-то полтора часа я уже пересекал коридор третьего этажа, в сопровождении двух не разговорчивых господ в камуфляже. Не проронившим ни слова за период нашего следования. В кабинете помимо неподвижной фигуры человека у окна, находился еще одна фигура сидевшая ко мне спиной.

- Оставьте нас! - Приказ раздался мягко и устало.

- Присаживайтесь майор, давайте без эмоций и театральных эффектов, — все так же мягко произнес поворачиваясь человек у окна. На пятнистой форме хозяина кабинета стали видны погоны с большими звездами защитного цвета. Человек, не обладающий хорошим зрением, не сразу различил бы эти звезды на фоне бледно-зеленых погон. Тот, кто побывал в горячих точках сразу бы понял, кто перед ним…

- Перейдем сразу к делу! Папка перед вами, вы слышали о недавних взрывах в метро… И думается, что подозревать некую террористическую организацию в свершении данного факта, для Вас, более нет необходимости. Перед вами личные дела трех оперативников, двое из них погибли в результате взрывов, третий ничего не помнит. Вся общая информация содержится в документах перед вами. Допросить его вы можете через час. Его доставят в отделение…

- 10 минут! Товарищ генерал! — слова человечка в сером гражданском костюме, застали  врасплох. Человечек чинно сидел на стуле, положив руки рядом с папкой, и внимательно смотрел на хозяина кабинета.

- Спасибо Вадим Иванович! — Произнес генерал с легкими нотками недовольства.

Но мой взгляд привлек не сам человек, а папка лежащая у его рук.

 

Личное дело номер 069.

Совершенно секретно. Только для чтения.

Хранить: вечно.

Заполнять ТОЛЬКО от руки.

Имя: Юрий Владимирович Соколов.

Дата рождения: 16.11.1984.

Социальное происхождение: служащий.

Позывной: Прист.

В настоящее время выведен из активного состава.

 

— Ну-ну, генерал, я же просил без эмоций, — слегка поморщился Вадим Иванович. — Я понимаю, это непростое задание. Но наша задача — безопасность нашего государства и его граждан. Поэтому, Прист, ваше задание началось, как только вы переступили порог кабинета и будете выполнять свою работу, до тех пор, пока не будет выполнено задание.

— Ознакомьтесь с папкой перед вами…

Бред. Лишь это слово подходит к описанию данной папки, чем больше я читал ее тем больше складывалось впечатление, что это нелепый сценарий какого-то фантастического боевика с элементами научной фантастики. Зона отчуждения, группировки, коалиция, военные, секретные лаборатории — это еще укладывалось в голову, но мутанты, аномалии, артефакты, так называемые выбросы, люди с отсутствием мозговой деятельности (зомби) и еще всяческий непонятный хлам. Тот, кто это писал, должно быть свихнулся…

Из мыслей меня выдернул все тот же спокойный голос человека в гражданском костюме — Пора! Думаю, вы несколько заблуждаетесь, по поводу реальности прочитанного! Хотя… сейчас все сами увидите.

Человек на стуле был весь в проводах и датчиках, тянущихся к полиграфу. Ему задавали простые и не очень вопросы, настраивая оборудование. Дальше начался сам допрос… Спустя 4 часа допроса с применением современных технологий, медицинских препаратов, и разных методов постановки вопроса мы имели картинку о месте моего назначения, политической карте Зоны отчуждения и другой информации… Но что меня больше заинтересовало, татуировка на правом предплечье S.T.A.L.K.E.R. Когда получена татуировка и что она означает допрашиваемый не знал, а из последнего что он помнил, завод Росток и группу идущую в северном направлении к так называемому «выжигателю», согласно показания почти 6 месяцев назад…

— Отправляйтесь в аэропорт Чкаловский, оттуда вас самолетом доставят до украинской границы, дальше направляйтесь через реку Тетерев, в село Ораное, расположенное в трех с половиной километрах от КПП «Дитятки». Это так называемый первый барьер, постарайтесь в Ораное найти проводника и с ним пройти через периметр барьера. У проводника можно будет приобрести вооружение. Деньги и основное снаряжение получите на борту. После пересечения периметра барьера отправляйтесь на Янтарь, там найдете профессора заведующего лабораторией исследования минералов и аномальных образований НИИЧАЗ Богородского Дмитрия Александровича, у него можно получить информацию о известных ему лабораториях, в случае необходимости получить более надежное снаряжение и амуницию, осуществить связь со штабом.

— Вадим Иванович, думаете Богородский будет сотрудничать с представителем другого государства?

— Думаю, будет сотрудничать, он более благоразумен, чем его предшественник Сахаров. К тому же, его мать проживает в Москве. Так что…

Договаривать не было смысла. Комитет и его расстановка приоритетов не всегда гуманны, но эффективны.

— Учтите, там вам не Москва, а вообще другое государство, в котором Зона — отдельная территория. Место, куда вы должны отправиться, настоящий филиал ада на земле, поэтому рекомендую отнестись к подготовке со всей серьезностью. Там сгинул не один оперативник, а одного из тех, кто вернулся, вы сами видели…

— Ваши задачи просты. — Вадим Иванович произносил это столь буднично, что сразу можно было понять, отправлять людей на смерть для него не впервой.

1.            Сбор информации по лабораториям, документы, дневники, данные о результатах, в общем, все данные какие можно найти. Если лаборатория вдруг будет уничтожена после сбора сведений так тому и быть.

2.            Обнаружение и устранения лиц, носящих татуировку сталкер.

3.            Остановить работу лаборатории, производящих этих… сталкеров.

Мы прибыли на аэродром Чкаловский в 13.00 по московскому времени, самолет уже стоял на полосе. Мне вручили парашют под усмешливый комментарий командира борта — А ты надеялся, что прямо до Брисполя доставим? Будешь прыгать по команде! 5 минут до взлета! Повернувшись командир отправился в кабину пилота. Снаряжение оказалось весьма скромным: штормовка старого образца, бертцы, нож. Мой нож! Одев снаряжение, сел в кресло и преступил к изучению папки с описанием местности и некоторых значимых личностей Зоны. Выдержки из личных дел: Полковника, Вампира, Техника, Бороды, Фингера, Омеги… разведка неплохо сработала, но одно дело бумага, а другое сам человек…

— Лучше бы отправили моих ребят, они прошли подготовку и практику во многих вопросах они более компетентны и преданы. —  Произнес генерал.

— Лучше…— задумчиво произнес человек в сером костюме — Что вы знаете, о Алексее Липанове?

— Ничего! — Произнес генерал.

Вадим Иванович тепло улыбнулся, что сильно удивило генерала. — Он специалист обладающий навыками диверсанта-профессионала, особенно по части скрытного проникновения на закрытые объекты. А так же инструктор разведывательно-диверсионной группы… О чем это я? — произнес Вадим Иванович, как будто вспомнил весьма веселую шутку. — Полковник Липанов охарактеризовал его, как человека без особых примет, с лицом знакомого, забывающегося как только он уходит, внимательного к мелочам, специализирующего на сборе и аналитике информации. Проникновении, на объекты закрытых для пропусков первого уровня. Не подходящего для работы в группе. Предпочитающего устранения объекта холодным оружием, хотя стреляет на уровне стрелка прикрытия. Он не будет устранять объект, если это приведет к провалу задания. Поэтому он лучше, чем ваши ребята. Хотя, встретив своего старого инструктора, Прист точно попробует вернуть нож и скорее всего, поставит задание под угрозу.

— А разве его инструктор был направлен в Зону отчуждения? — Генерал даже не пытался скрывать своего раздражения. Его переиграли на всех фронтах. Его кадрового офицера провели как мальчишку, отправили своего специалиста, а теперь еще одного, уже за его счет.

— Генерал, вы можете описать Приста? Мы провели с ним несколько часов, а единственное что я могу вспомнить, форма с майорскими погонами. — Вадим Иванович произнес это слишком серьезно, для шутки.

Человек в сером костюме повернулся и произнес позывной, давно канувший в небытие: — Призрак! — небрежно произнес Вадим Иванович, направляясь к автомобилю. — Кажется такой позывной Вы дали, полковнику Алексею Николаевичу Липанову.

Слова генерала утонули в шуме двигателей набирающего высоту самолета.

Пока все гладко: прыжок, группа туристов за третье кольцо, и село Ораное. В селе было полно военных — сразу за Ораное начинались заграждения и пулеметные вышки Второго кольца обороны. Прогулялся за второе кольцо — только со специальным пропуском и под конвоем. Разрешали туристам немногое — издали поглазеть на кирпичные будки «Дитяток», послушать хриплые вопли, призывающего сознательных граждан Украины и сопредельных стран не пытаться проникнуть на охраняемую территорию. По возвращению в село нас все тот же патруль сопроводил до ближайшей столовой с гордым названием «ресторан Второе кольцо».

Посетителей в «ресторане» было много и искать среди них проводников пытался чуть ли не каждый пятый. Вдоволь нагулявшись, наслушавшись историй о сказочных богатствах Зоны и насмотревшись на охраняемый забор, а также приобщиться к героическим сталкерам, которые вот прямо сейчас голыми руками таскают бесценные артефакты из аномалий и хорошо поставленными пинками гоняют по Зоне злющих мутантов…

Среди посетителей были военные, обещающие не забываемые впечатления о ночной экскурсии вдоль охраняемого периметра, разумеется за символичную плату…

Подойдя к стойке бара и более внимательно осмотревшись, приметил в дальнем углу одинокую фигуру. Официантка любезна намекнула, что с ним можно прогуляться ночью за охраняемый периметр. Посидев еще минут 30, понаблюдав за предложенным проводником и толпой сходящих с ума туристов и не заметив ничего странного (по определенным мерка) подошел к проводнику. Присев за его столик без единого слова. С минуту мы внимательно оценивали друг друга.

— Я — Кремень. Обычно ко мне обращаются за уникальным оружием. Редкие модели, прототипы, именные пушки. Ну и элитное снаряжение, последние разработки защитных и боевых костюмов. Каждая вещь проверяется мной лично, так что качество гарантировано.

— Мне необходимо за периметр. — Прямолинейность моих желаний, заставила Кремня подавиться, той сивухой что тут называлось элитным пивом.

— Ну, ни хера себе! — выдавил из себя мой собеседник. После чего припал к банке с пивом. Наконец закончив ритуал приема успокоительного, он был готов к общению.

— За периметр, группа выдвигается через 2 часа, дуй к леску, где останавливаются автобусы. Там сборы и …

 — Мне нужны пару стволов, желательно без истории, секач и оса подойдут, а так как я пока не собираюсь возвращаться, провианта по крайней мере на неделю и желательно без привлечения местного военного комиссариата. Если ты не можешь обеспечить стволами и коридором, не трать мое время. — Второй раз за вечер, Кремень впал в ступор.

Проводник повздыхал еще немного для вида — профессия обязывала — и махнул рукой.

 — Ладно. Сними комнату на ночь, в полночь я буду ждать тебя за загоном. Мои услуги проводника тебе обойдутся в 15000, эту сумму отдашь сразу при встречи, стволы дороже Стечкина сейчас не достать, ПМ — 5000, а АКСу -30000. Их получишь уже за периметром. А теперь пошел на хрен. — Последние слова Кремень больше прокричал нежели сказал. То же ритуал. Должен ведь он сохранить лицо.

Отойдя к стойке бара, приметил небольшого вояку подсевшего к Кремню. Похоже ночка у новоявленных сталкеров будет длинной.

Номер оказался на уровне захудалого придорожного мотеля. Кровать советского образца небрежно застеленная покрывалом, стол около окна, тумбочка, стул и торшер в углу. В окно открывался вид на западный район Ораное. Ближе к ночи взгляд привлекла небольшая активность метрах в 100 от здания. Новоявленные сталкеры пытались красться вдоль стены бетонного забора к стоянке автобусов. отважные туристы, несколько подрастерявший боевой задор, все же тащили свое переодетое в камуфляж тело к назначенному месту. Где их ждал Сталкер, свято соблюдавший условия контракта. На пути к Периметру украинская ночь полностью вступала в свои права, заботливо накрывая дрожащих от ужаса туристов чернильным плащом, сквозь который порой прорывались треск в кустах и жуткие завывания вдали.

Наверное потом, будет колючая проволока, услужливо приподнятая клинком боевого ножа, ползание в грязи, настоящая мина под носом, которую надо просто осторожно дезактивировать —покажет как!., и сапоги патруля возле лица, сопровождаемые оглушительным собачьим лаем вкупе с ослепляющим светом мощных прожекторов.

О дальнейшем нетрудно догадаться. Преступников водворяли в темную и холодную камеру, конфисковывали оружие и снаряжение, доводили до их сведений номер статьи уголовного кодекса и примерный срок заключения за пересечение границы охраняемой территории двумя и более лицами и как бы между прочим намекали, что закон, конечно, суров и неподкупен, но умные люди обычно не доводят дело до суда, а решают проблему полюбовно непосредственно с начальником патруля.

В результате этой нехитрой комбинации оружие и снаряжение возвращались к продавцу, навар честно делился между всеми участниками операции, а счастливые туристы, вволю хапнувшие вожделенного экстрима на всю оставшуюся жизнь, трясся в экскурсионном автобусе, благодаря судьбу за то, что расстались не с собственной головой, а только лишь с карманной наличностью…

Почти полночь, сирена на блок посту кордона стихла. Пора и мне на встречу с проводником. Быстро собравшись вышел в темный коридор, из бара еще доносилась музыка и крики постоянных обитателей. В конце коридора располагалось окно, в него и вышел, быстро спустился и направился к ангарам. Я шел мимо сараев, не обращая внимания на пару подвыпивших. Вряд ли Кремень слил им информацию про меня — такого проводники себе не позволяли. Хотя, если он работает с военными, то не исключено.

Пройти мне оставалось шагов десять, не больше, как вдруг один из подвыпивших слишком ловко для пьяного бросил в меня тяжелый предмет.

—Лови!

Хватать руками неизвестный предмет в мои планы не входило. Я просто отклонился вправо и просвистев в сантиметре от моего носа, угодила точно в столб электропередачи.

— Ах ты козлина, — с расстановкой произнес второй, неторопливо отрываясь от стены. — Сигареткой не поделился, закона не уважает, москаль поганый.

Медленно двигаясь на встречу, как и положено старшему, ожидающему, что приданные ему силы немедленно ринутся в атаку, на застывшего от неожиданной ситуации человека.

Силы ожидание оправдали, довольно пружинисто ринулся ко мне, занося пудовый кулак для сокрушительного удара.

Попадать под такую кувалду из костей и мяса в мои планы никак не входило. Потому я немного отклонился — на этот раз влево, одновременно делая шаг навстречу противнику. Над правым ухом рассекло воздух дробящее орудие с набитыми костяшками пальцев. Я же, продолжая движение вперед, прихватил нападающего за запястье и резко выбросил вперед правое колено.

Эффект получился ожидаемый, словно кусок мяса резко насадили на стальной шампур. Удар пришелся в низ живота, под моим коленом ощутимо хрустнула лобковая кость, нападающий охнул и сложился пополам. Его горло легло на мое правое предплечье. Захлест кистью затылка произошел словно сам собой, по инерции. Короткий поворот корпусом — и туша со всего маху грохнулась на спину, широко расставив ноги…

Серьезную ошибку совершают родители, уча детей, что бить противника в пах нехорошо. В нежном возрасте слова старших записываются в памяти, порождая идиотские правила, соблюдение которых может стоить жизни в реальном столкновении. Того, кто собрался вас покалечить, нужно калечить раньше, чем он осуществит задуманное. Причем наиболее простыми и доступными способами. Особенно если тот противник не один.

Я резко ударил каблуком вниз, словно давил таракана. Страшное дело, когда обломки лобковой кости при повторном ударе рвут нежные паховые ткани. Зато надежное. От нереальной боли мозг гаснет, словно перегоревшая лампочка, и руки рефлекторно хватаются за источник боли. Словно это может помочь сознанию не провалиться в спасительное небытие…

Вся сцена заняла не больше секунды. Второй, осознав, что его авангард был разгромлен за время, необходимое для того, чтобы растерянным голосом произнести «твою мать…», довольно проворно ринулся на меня, вынимая из кармана боевой нож.

Однако я не стал дожидаться, пока нож совместит линию движения лезвия с моим телом. Бросившись вперед, я успел перехватить оружие и совершить элементарное движение — резко повернуть его острием к хозяину, рукоять вывернулась из ладони. Я же, продолжив движение руки, занес боевой нож и рубанул им наискось, по шее под ухом. Второй просто рухнул на пол, оно и понятно, рассечение сосцевидного отростка натуральная черепно-мозговая травма. Я быстро осмотрелся. Никого, быстро преодолев расстояние, отделявшее меня от угла сараев.

Кремень сидел за ангаром, внимательно всматриваясь в наладонник.

— Опоздал на 2 минуты. — Кремень оправдывал свое прозвище. — Если не успеем во временной коридор, будешь печенегу объяснять, кто такой и что ты тут забыл. Двинули! Вот лови. Проводник на ходу бросил наладонник мне.

— Это ПДА или датчик аномальной активности. Это одна из первых моделей. Запоминай, пикс – рядом аномалия, щелчок – уровень радиации. Для проникновения за периметр достаточно. Через болота я с тобой не пойду, оба пропадем. Прорываться через периметр будем в километре южнее блок поста, между болотами и кордоном. Двигаешься за мной след в след, скажу прыгай, прыгаешь, скажу полсти, поползешь — понял?

— Да!

Двигались довольно быстро. Кремень то и дело сверялся с наладонником. Маршрут до перемерта занял примерно полчаса. Достав кусачки, проводник быстро сделал проход в колючке. Мгновение и мы на территории зоны отчуждения.

— Бегом! — Команда была резкой и явно в голосе читалась паника. — Опоздали, караульный отряд уже на обходе. Они предупреждать не будут. Огонь ведут на поражение. Вояки с блок поста боятся Зоны.

Бег проводнику явно мешал, объяснять прописную истину для новой отмычки.

— Твою мать… — впереди раздался лай. Проводник, резко взял в лево не сбавляя темпа бега рванул в направлении блокпоста. Приходилось бежать в абсолютной темноте. Я бежал попутно восстанавливая в памяти и соотнося с местностью карту, которую недавно показывал ему проводник. Но, преодолев с полсотни метров, невольно остановились.

За ближайшим кустом лежал человек, практически разорванный напополам пулеметной очередью. Рядом с ним валялся распотрошенный старый рюкзак, из которого вывалилась размокшая краюха серого хлеба.

Подошли ближе. Судя по виду внутренностей, вывалившихся из живота, человек был мертв не более суток, но за это время его ноги какой-то зверь успел сожрать почти до половины. Небритый подбородок, седые волосы, старая, латаная одежда. Но не бомж, все заплатки наложены аккуратно. А вот рюкзак распорот ножом и полностью выпотрошен. Получается, что содержимым того рюкзака поживилась охрана блокпоста, ибо этот участок отлично простреливается с пулеметной вышки.

Кремень посмотрел назад и нехорошо улыбнулся. Сейчас он сожалел, что потратил столько времени, на беготню. Эта местность сильно влияет на людей, порой превращая их в жуткие порождения Зоны. Но если военный не считает для себя зазорным убить старика, а после обобрать и оставить его труп на съедение мутантам, то это уже не военный, а именно то самое порождение Зоны, по поводу которых я имел совершенно четкие инструкции.

Кремень заорал, что было сил и рванул прочь от блокпоста. То, что я склонился над трупом меня и спасло. Огненная полоса прорвала ночную тьму и настигла бегущего человека. Я пополз вперед, шустро виляя тазом. Дела Кремня были неважными. Прямо скажем, хреновые были у него дела. Выше ремня расползалось темное пятно, а в руках он держал «SIG-Sauer Р220», специально модифицированный для спецподразделений «Антитаг», уникальная модель, была выпущена малой партией. С уверенностью могу сказать, что такой пистолет один на всю Зону. Извлечь пистолет из руки оказалось не особо трудно.

Заметив движение справа, я оторвался от созерцания интересного оружия и повернул голову.

Метрах в пяти от меня бежали собаки, некоторые волочили за собой по жухлой траве ворох внутренностей, вывалившихся из прогнившего живота. Собаки вообще сгнивали почти наполовину, через рваные дыры в ее боках были видны ребра, едва прикрытые клочьями кожи, — но они бежала, причем довольно резво в направлении блокпоста.

Раздалась сирена и крики военных заполнили блокпост. Вновь загрохотал печенег, к нему присоединились автоматы военных, поливали тварей свинцовыми очередями, но они продолжали нестись вперед, не обращая внимания на куски кровавой плоти, вырываемые пулями из их тел.

Рванув вперед на холм, где очередь настигла Кремня, я не опасался его участи, блокпост был сейчас занят и бегства одного нарушителя они просто не замечали. Преодолев холм, я не стал замедлять темпа бега, приходилось бежать в абсолютной темноте, попутно восстанавливая в памяти карту. Пробежав очередные кустарники, я увидел отблески костра.

Костер горел на окраины деревни под крышей полуразрушенного дома. Вокруг костра сидели трое и мирно беседовали.

— Подходи к костру, что в кустах стоять. Я Q100, это Филл и Касс.

— Ты откуда и из какой группы? Что-то я тебя не видел раньше. — Касс внимательно осмотрел меня.

— Новичок, какой у тебя позывной? — Улыбчиво повторил вопрос Филл.

— Прист.

— Присаживайся к костру, Прист. Нам можешь не рассказывать, какого тебя в Зону принесло, скоро прибудет Борода с Техником и у большого костра всем расскажешь. Все новички рассказывают свою историю – своего рода приветствие. Но шуму ты поднял…Блокпост из-за тебя так громыхает?

— Прист, лечишь? — С улыбкой задал неожиданный вопрос Филл.

— Точно рейд будет. — не обращаясь не к кому конкретно произнес Касс.

— Не первый и не последний. Чуток по страшат, покажут кто на периметре «хозяин» да успокоятся.

Столь простой и будничный тон Q100, неожиданно поверг в смех всех без исключения. Радушность новых знакомы производила не передаваемые впечатления. На какое-то время, позабыв где мы все находимся. Костер небольшой компании тускло освещал руины, придавая рассказам новых знакомых легкий оттенок таинственности и мистицизма. Ребята рассказывали о первой ходке, о зашкаливающем адреналине при встречи с первыми обитателями зоны, о переполняющей радости от найденного первого артефакта.

Разговоры прервались, как только около большого костра загалдел народ.

— Похоже ветераны подтянулись. — Q100 повернул голову. — Давай Прист, двигай послушай наставления бывалых и готовься к выходу.

— Зона даст, свидимся!

 

У костра собралось не мало народа! Ветераны зоны, объясняли новичкам, как в Зоне жить.

— Я Техник и сейчас объясню Вам как выжит:

1.      Новички в обязательном порядке прикрепляются к опытным сталкерам.

2.      Перемещение по Зоне только в сопровождении своего наставника. До момента приобретения опыта, получения статуса "Вольный сталкер" и права единоличной ходки.

3.      Право единоличного хождения в Зону даётся при добыче (в составе группы) своего первого артефакта и передачи его в качестве доказательства старшему по деревне новичков, который громко и во всеуслышание объявляет о новом статусе новичка.

4.      В качестве компенсации за приложенные усилия, в процессе обучения новичков, наставник имеет право на 50% от улова.

5.      С момента присвоения новичку статуса "Вольный сталкер" весь дальнейший улов артефактов является собственностью сталкера его добывшего, никто другой, в том числе и бывший наставник не имеет права посягнуть на чужой хабар.

6.      Новичок, нарушивший данные правила, объявляется "вне закона" и на него и его хабар может быть открыта охота.

С каждым днём пребывания в Зоне, с каждой ходкой приобретённый опыт позволит вам прожить дольше в суровых условиях, а не загнуться в первой же аномалии. Каждый день мы рискуем жизнью, оттого цену ей знает, понапрасну людскими жизнями не разбрасываемся. Так что уясните раз и навсегда! Когда наставник говорит падай, то вы падаете, когда говорит бегом, бежите и не оглядываетесь, скажут прыгай в болото и претворись кочкой значит так и делаете. И главное пока вам не сказали стрелять, вы и не думаете хвататься за ваши пукалки.

Нечисть и монстру всякую без причины не лупить, если вам этого не сказал наставник, патроны берегите, ЗОНА не сафари. Да и убить не убьете, а только разозлите.

Любой конфликт словом решить всегда дешевле выходит, а иногда и прибыльно. Ну, это у кого, откуда голова растёт и какими веществами заполнена.

Тот сталкер, что СТАЛКЕРОМ хочет стать и уважение обрести ветерану перечить не станет, проверку стерпит-не вспылит, совету мудрому внемлет. СТАЛКЕРСТВО - это каждодневный тяжёлый труд полный лишений, в том числе и над собой. Спесь излишняя здесь признак недолгой жизни. Одиночки не выживают, проверено! С братом сталкером поссорился, Бармену, али торговцу нагрубил - всё, пиши пропал, можешь накрываться химзащитой и ползти в сторону Припяти на упокой. Ибо без того, кто жопу твою от кровососа какого прикроет, того, кто хабар примет, али ночлегом и жратвой обеспечит ты пыль на крышке саркофага четвёртого энергоблока ЧАЭС и не более. Тебя даже не вспомнят. Надо быть проще, душевней, общительней и шансы на выживание возрастут.

Теперь вы немного знаете о правилах выживания и манерах поведения. А вот сейчас, Я и Все бывалые сталкеры хотим познакомиться с вами. Давайте так, по очереди представьтесь и вкратце расскажите вашу историю. Вы же сюда явились не от скуки. Кто-то денег подзаработать, кто-то спрятаться, а кто исполнить свою мечту… В общем представьтесь и поведайте собрату сталкеру кто вы и что вас привело в Зону.

Спустя примерно час, каждый поведал свою историю. Техник обвел взглядом всех собравшихся и повернулся к Питону, если бы я не ознакомился с досье бойцов группировок, то принял бы его за Ветерана-вольника, а не ключевого бойца группировки Долг. На Питоне не было формы характерного раскраска.

— Проход через блок пост будет трудный. Много новичков. — произнес Питон, не обращаясь не к кому конкретно.

— Ты пойдешь? — спросил Техник.

— Не сейчас. — Питон был слишком серьезен.

— Пойдем двумя группами, иначе не выйдет. Попробуем двигаться друг за другом. Только с соблюдением дистанции. — Сталкеры-старожилы прорабатывали маршрут будущего движения групп.

— Надо сопроводить их до Бара…

— И как назло вояки сегодня не на шутку завелись.

Со стороны происходящее сильно напоминало разработку плана-броска диверсионной группы в тыл врага. Но только с учетом всех мнений и предложений.

Из лагеря вольников мы вышли двумя группами.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

Создайте аккаунт или войдите для комментирования

Вы должны быть пользователем, чтобы оставить комментарий

Создать аккаунт

Зарегистрируйтесь для получения аккаунта. Это просто!

Зарегистрировать аккаунт

Войти

Уже зарегистрированы? Войдите здесь.

Войти сейчас

×